FATHER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FATHER » Даешь стране патрон! » Отец Marouder


Отец Marouder

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ХОЗЯИНУ КАТАКОМБ - БОЕВОМУ ГНОМУ, НАШЕМУ ДРУГУ,ОТЦУ чьи жертвы мучались в агонии, прежде чем получить вечный покой.... ПОСВЯЩАЕТСЯ:

Отредактировано AhtungDado (2007-05-13 16:52:57)

2

Отцу лобают стриптиз

увеличить

3

вот нашел 1

увеличить

4

Я отказываюсь в это верить.... :,( :,( :,(

Отредактировано AhtungCat (2007-06-10 11:50:14)

5

...

увеличить

увеличить

Отредактировано AhtungCat (2007-06-10 12:32:01)

6

...

7

Мародер Отец... другого такого нет.

увеличить

увеличить

увеличить

8

РАВНЕНИЕ НА ОТЦА!

Рабочее название романа «СОН». Новые главы регулярно выкладываются по адресу livejournal.com/~solpadein

Наверное, каждый хоть раз, но мечтал о вечной жизни, бессмертии. Невольно вспоминаю анекдот:
— Ты видишь кролика? Нет?.. А он есть! И ест, между прочим, помногу и не меньше трех раз в день.

1
Кто-то пьет с утра обязательно кофе, чтобы взбодрится, а кто-то вообще не может начать свой день без завтрака, плотного завтрака. Мне же с утра кроме чая ничего не лезет. Как жалко, что чай нужно заваривать, и кончается он очень быстро, 6-7 чашек и можно снова проводить манипуляции заваривания,  доведенные до автоматизма. Конечно, все не настолько фанатично и строго, но все-таки сегодня  было именно так, заварник был сух, а времени на омовения и загрузку заварки не хватало, да и лениво это делать спросонья, поэтому я просто залил старую заварку кипятком и закурил...
Сигарета была явно не лучшей "пиратской" табачной фабрики, надо переходить на что-нибудь, что не подделывают, на что-нибудь редкое и подходящее моему вкусу, а редко значит дорого, кто станет подделывать сигареты, которые покупают люди на Мерседесах или, на худой конец, на новенькой десятке прямо с конвейера, такие люди редко подъезжают к ларькам, отдавая предпочтение  магазинам солидным, в которых цены значительно выше, но зато они будут уверены, что там им не продадут товар, изготовленный в соседнем подвале... Эх, нужно набраться сил и бросить курить, чтобы не травится сомнительным табачком... А перейти на не подделываемую продукцию с моей жаждой табако-уничтожения значит фактически работать на «Филлип Моррис».
Сегодня намечался интересный день, который может сулить как радость, так и  разочарование. Все зависит не, как обычно говорят, от того, кому улыбнется удача, а от того, над кем она рассмеется. Сегодняшний день был распланирован фактически по минутам, обычно я не планирую день заранее, просто не люблю и все тут. Пора, плеер на пояс, капельки в уши, темные очки а ля Мэн ин блэк на глаза и кепку— полный комплит.
Интересный метод предсказания "что день грядущий нам готовит" я себе придумал, или  где-то вычитал и забыл, что просто украл идею… Но главное— метод работал! Жмешь рандом, и выпавшая песня будет соответствовать тому, что произойдет... Плэй...
Depeche Mode— it’s no good
На улице было прохладно, хотя и светило солнышко очень даже по летнему, Валу казалось, что только летом солнечные лучи имеют особый резонанс и светят по доброму. Ну что ж, радует  то, что днем  будет тепло. Он любил это время года, начало лета, когда по утрам и вечерам еще холодно, а днем тепло, но не изнываешь от жары, так сказать золотая середина. Окольными путями через гаражи, отделение милиции, разрушенные дома, он срезал расстояние, минуя лишние метры и избавляя себя от никому не  нужных маневров, не потому что он был ленив и не любил ходить, просто, зачем тратить время на всякую ерунду. И ко всему прочему, уже ждали. Так, напевая себе под нос индейские мотивы одной очень известной хард-рок группы, он незаметно дошел до места встречи, у входа уже собрались такие же, как и он, готовые войти и победить.
И вообще, с виду Валера, чаще зовущийся Валом, был обычным молодым человеком, когда-то он надеялся достигнуть двухметрового роста, но идеалы потеряли свою цену, и до желаемых мерок пока еще не хватало около пятнадцати сантиметров. Однако успокаивала информация о том, что человек продолжает расти до двадцати семи, в запасе почти пять лет. Нестриженные густые темно-русые волосы обвивали шею, почти касаясь плеч, стрижка помогала не надолго, и буквально за неделю шевелюра приходила в привычный неухоженный вид. Скорее всего, это в большей мере являлось состоянием души, нежели ленью и неопрятностью. Он никогда не был модником, которых обычно называют мачо, во всяком случае, так называл их Вал. Несмотря на это, отбоя от женского пола не предвиделось. Нельзя было обвинить его в неразборчивости, но, к сожалению, серьезные отношения в самый важный для него момент оборачивались химерой, печально взмывая в высь багровых лучей заходящего солнца.
Обменявшись рукопожатиями, Валера с друзьями вошел в клуб, одноэтажное неприметное здание, где друзей ожидала борьба с такими же игроками, как и они. Внутри было очень много народу, никто из дружной команды во главе с Валом и не мог подумать, что будет столько желающих сразиться в Дотю. Когда Андрей с Валерой узнали о турнире, они были просто уверены, что взять первое место не составит труда, зная контингент играющих в этом клубе. Сейчас же перед ними была масса лиц им совершенно не знакомых, и это все ради какого то приза в 2000 рублей, ну что ж время покажет…
Пока проходила формальная часть записи на участие в турнире, жеребьевка и прочие нужные только админам движения, вся четверка, пришедшая сюда в ожидании легкой победы, оббивала пороги снаружи, при этом  неразборчиво, но с таким чувством и искренностью ругаясь, выражая все свое недовольство о людях и происходящем внутри.
Когда они нервно докуривали по второй сигарете, их позвали изнутри. Понеслась…
— Я теперь палач, а не игрок, — произнес про себя Вал и с уверенностью сел за компьютер.
Так с каменными лицами, не говоря не слова, они начали первый тур, не вырабатывая никаких стратегий и не о чем не договариваясь. Поначалу злые противники резали их как кроликов, но вскоре нервное оцепенение спало, и команда АТМАРОЗКИ начала давать отпор соперникам,  жаждущим также пройти во второй тур и не только во второй. Долгое время Андрюха с Валом старались убить самого сильного игрока в шайке противника, но тот постоянно уходил, вовремя успевая при этом технично убивать не самых лучших игроков команды Валеры, но толи враг зазнался, толи почувствовал себя терминатором и угадил в банальную западню, после которой, как и следовало ожидать, был безжалостно казнен.
— Спать ­­­-- Написал сообщение Артем, страдающий от злодея всю первую половину игры.
Далее все пошло как по маслу, никто никогда не поймет то ощущение названное просто «Рулить», не побывав игроком в подобном турнире. Противники разлетались как бумажные, баланс сил противника был подорван, и АТМАРОЗКОВ было уже не остановить, а жалкие попытки сопротивления сопровождались некрологами обороняющихся и насмешками в адрес врагов:
— Спать… Лежать, бояться… Я СКАЗАЛ — констатировал в очередной раз Андрюха
— Не нужно пытаться нас убить, у вас ничего не выйдет, нужно просто уметь рулить. – Философски поучительно втолковывал Артем, все падающим и падающим эльфам, а эльфов в команде противника было много…
Все! Главное здание соперника находилось в секундах от разрушения:
— Сайонара, хлопцы! – сообщил Вал, поднимаясь из-за компьютера, второй рукой он уже пытался распечатать свежую пачку сигарет.
Вот и победа, победа не самой легкой ценой! Четверка друзей спокойно стояла и снова курила, а Дима им проводил аутотренинг, объясняя, что все самые сильные соперники не доходят до финала  и, скорее всего дальше будет легче, первый тур отсеял сильнейших. Все кивали, но по их лицам нельзя было сказать, что они в это верят. 
Игра, происходящая на мониторе, перестала быть таковой, картинка обрела реальные краски, мир в котором находились лучшие воины из всех существующих, поражал естественностью, даже цвет кожи орков с топорами и алебардами не выглядел нелепым, паладины из ордена молота сверкали своими доспехами, завораживая взгляд. Казалось, что из-за дерева вот-вот выглянет эльф и выпустит ядовитую стрелу, и он действительно с присущей только эльфийскому народу грацией и ловкостью вылетел, правда, не из-за дерева, а из кустов, это выглядело слегка нелепо, но, увидев сурикен в руке у эльфа убийцы, с лица Валеры пропал даже намек на насмешку, он не был испуган, нет, он просто был зол на то коварство и дерзость, присущее сословию убийц. Вал предпочитал бой честных правил, нежели его противник, способный в любую секунду оказаться у тебя за спиной и нанести смертельный удар отравленным даггером, но он уважал врага готового победить любой ценой, в бою главное правило – никаких правил, вызов был принят. От трех летящих прямо в лицо сурикенов он легко угнулся, устремляясь большими прыжками к эльфу, и уже через секунду он был у цели. Джаггернаут издал вопль, нанося еще один критический удар, противник отлетел приблизительно на дюжину метров и остался лежать у камня остановившего его смертельное падение. На какие-то доли секунды Валу показалось, что это он издавал те самые вопли, побеждая противника, он огляделся по сторонам, все наблюдали за его игрой, затаив дыхание. Значит показалось.
Все ждали финальной игры, фактически никто из числа выбывших команд не ушел, им было интересно, кто же победит. Один Вал не переживал чем же закончится финальная игра, он почему то уже знал, что они не выиграют, также как и не проиграют. Интуиция, у него такое бывает вполне четко и порой его это очень даже пугает…
Все рубежи обороны на территории мертвых земель были снесены беспощадными магами АТМАРОЗКОВ, это давалось им не легкой ценой и порой вражеские некроманты брали инициативу в свои руки и крушили эльфийских дэндроидов, что так  отважно метали камни во вражеские войска, не давая нечисти ступить на свою землю. В итоге, незаметно для всех, обе стороны поняли, что им нечего больше крушить, теперь равновесие и главные силы составляли герои, что искусно передавали инициативу из рук в руки, в любую секунду могла победить одна из команд, и все понимали, что противник ничем не хуже знает свое дело, и готов ответить на смертельный удар топора— посохом Д`агона. И в этот момент стало тоскливо и тихо, потухли экраны мониторов, и кто-то в соседнем зале, нарушив тишину, выругался.
— Внеплановое отключение света – констатировал админ клуба.
— Видал я ихнюю Свету на модеме и вертел на принтере – громко ответил самому себе Валера.

9

2
Когда входишь в раж, тебя уже не остановить. Добиваться этого нужно очень долго и не всегда это получается. Но если таковое произошло, то ты познаешь все плюсы полной отдачи, погружающие в неё не только с головой, а и со всей душой, и только фактор из вне способен тебя остановить. Отключение света было тем самым чем-то с выше, и отбило дальнейшее желание играть. Мышка стала чужой и уже не сидела в руке как влитая, да и клавиатура не была продолжением второй руки, очень болели глаза, хотелось просто зажмуриться, и оказаться далеко, далеко от компьютеров и людей.
Кто-то вставал и шел на выход, несколько пацанов обсуждали оборвавшийся бой, галдя у Андрея за спиной, тем самым, мешая ему выбраться на перекур. Группа карапузов докучала вопросами, о тяжелом веке машин которые так бесполезны без электричества и требовала админа вернуть деньги. Валу было плевать на то, что весь его клан ушел курить. Он не спешил присоединиться. Казалось, что он упустит что-то, если выйдет, и он наслаждался ожиданием, без каких либо признаков нетерпения. Конечно, оживления машин и продолжения баталии он не ждал, а просто наслаждался тишиной как человек, у которого домашний компьютер не выключался круглые сутки. Тут же пришла в голову мысль, что пора себе на комп прикупить новый вентилятор, так как старый уж больно фанатично при включении издавал звуки похлеще любого орка, отдаваясь работе на все 120%, и всячески препятствовал погружению в сон даже его, человека со здоровой нервной психикой. И тут он почувствовал, что за спиной кто-то пристально на него смотрит, что аж закололо чуть выше переносицы, в том месте, где по идее находится третий глаз, если верить специфической литературе. Вал нехотя встал готовый к любому кипишу, кроме голодовки, будь то банальное мордабойство или спасение всего человечества, но его ожидания небыли оправданы. Перед ним стоял типичный студент, одетый по культурному в брюки и белую рубашку, не хватало только галстука или бабочки, с интеллигентным лицом, таким действительно очки придают более взрослый и серьезный вид, и никто, наверное, его не дразнил никогда очкариком, таких обычно называют ботаниками.
— Привет, я с команды СоН, мы только что не доиграли, у меня есть предложение – выпалил ботаник очень быстро, протягивая руку к пожатию. Наверное, он проговорил про себя эту реплику много раз, прежде чем подойти.
— Вал! – только и сказал в ответ главный АТМАРОЗОК, отвечая крепким рукопожатием, продолжая разглядывать незнакомца.
— Денис, очень приятно… – стеснительно ответил ботаник.
— Взаимно, – сказал Валера, и немного поразмыслив, добавил, – так что там у тебя за предложение? Рассказывай…
— В общем, мы не против согласиться на поражение, потому что двум пацанам из нашей команды через час на поезд, и мы не успеем переиграть, а вдвоем мы никак у вас не выиграем – драматически по-грустному вздохнул Денис.
— Ну, это да, двоих мы шапками вчетвером легко закидаем, как бы они не играли, а играть два на два тоже нет смысла, не тот будет резонанс – Вал действительно не обрадовался такому исходу.
— Предлагаю войти в ваше положение и объявить ничью, у меня даже желания переигрывать нет – и чуть поразмыслив, Валера добавил, а деньги можно или поделить или пропить, предлагаю попить пива командами.
— Пойдем на улице перекурим, да спросим мнение и ваших и наших— предложил ботаник.
— В любом случае, я угощаю – выходя наружу, сообщил Вал.
Обе стороны недавней битвы как оказалось уже познакомились и мило травили анекдоты, позабыв о лидерах команд. Со стороны соперников было еще два ничем не выделяющихся студента младших курсов. Но никто и не мог подумать, что девушки умеют так неплохо играть, да к тому же такие очаровательные, сейчас редко встретишь сочетание красоты без вульгарности, она была как ангел. Четвертая воительница заставила Вала сразу же в нее влюбиться, и он понял, что не зря пригласил бывших противников попить пивка.
Пообщавшись несколько минут, они вернулись внутрь, Валера с ботаником получили призовые деньги и отдали долю двум спешащим на поезд братьям, а Артем тоже вдруг вспомнил, что ему куда-то пора, отказавшись от своей доли, взял у Андрюхи пару сигарет и ушел, торопливо прощаясь со всеми рукопожатием. Потом альянс победителей попросили вписать название своих команд на новенькой доске почета висевшей на самом видном месте.
Команда СоН и гильдия АТМАРОЗКИ
Всего пару минут они рассуждали, куда им стоит пойти, Вал с Андрюхой убедили всех присутствующих пойти к Валере домой, по пути закупившись пивом и всяческими вкусностями. Долго уговаривать не пришлось, и все, согласившись, так и сделали, только Настя немного стеснялась, но Денис, будучи ее братом, уговорил ее, и все двинули в путь. Валера нажал плэй.
Она сама по себе невесома,
Она легче, чем твои мысли.
Но вспомни, как душу рвало, когда она уходила,
Как на глазах твоих слезы висли.
Она руками своими нежными
Петлю на шею тебе набросит,
Не оставляя не чего от тебя прежнего
Сама на цыпочки встать попросит.
Искренне пел Андрей Лысиков, погружая Валеру в воспоминания. Он до сих пор не мог забыть ту, которую любил искренне, всем сердцем и тогда он был уверен, что это навсегда. Вал даже сделал ей тогда предложение, и она его приняла.
Ты даже не сможешь ее увидеть,
Ты не когда не заглянешь в ее глаза.
А думаешь, как бы ее не обидеть,
Не веря в то, что она действительно зла.
Ты можешь с ней расцвести и засохнуть,
Она сожрет тебя как цветок тля.
Но все равно лучше уж так сдохнуть
Чем ни кого, ни когда не любя.
И в тот момент, когда он считал, что жизнь удалась, Юля сказала ему, прям как в той песне:
— Ты знаешь, нам лучше расстаться…— и ждала его ответа. Вал ничего тогда не сказал, просто сел в машину, включил музыку громко настолько, насколько это было возможно, и уехал на машине далеко за город. Когда начался дождь, он приостановился у обочины, перед ним была гладь полей, и не было ни души. Отойдя несколько десятков шагов, он распростер руки к небу, потом опустился на колени и долго радовался дождю, кричал что-то. Он был один и мог кричать сколько угодно, мог стоять на коленях, бегать по полю, искренне радуясь тому одиночеству и всемогуществу на десятки километров вокруг. Иногда полезно побыть одному, наедине с природой, возникает какое-то ощущение всемогущества и первобытности… Валерка не умел прощать измены и предательства, и пообещал тогда самому себе больше не влюбляться, а если все-таки таковое  случится, не подавать виду, держа это чувство в себе. Обжигаться было все больнее с каждым разом, и он понял, что для него, это что-то типа проклятия, или просто он был настолько однообразным эгоистом, что его долго никто не мог терпеть. Винил он в первую очередь себя.
Дружеское похлопывание по плечу вернуло его к реальности, оставив осадок грустных воспоминаний на несколько дней вперед. Валера выключил плеер и одобрительно согласился с предложенным вариантом закупки.
…Андрей все мутил подборку музыки, к тому времени как Настя, которой все дружно помогали, уже доваривала креветки.  Всем уже с лихвой надоела турнирная тема и все просто рассказывали анекдоты, и пили пиво.
— В общем, есть один анекдот, но он очень старый и вы, наверное, все его знаете – заскромничал Андрей, тем самым еще больше разбудив интерес присутствующих,— ладно слушайте, АНЕКДОТ, не смешно? – стеснительно добавил он.
Все смеялись, потому что настроение было хорошее, и только ботаник долго не мог понять тонкого юмора, все втолковывали ему, и, в конце концов, Андрей просто проорал ему в ухо четко и с душой: А-НЕК-ДОТ! Наконец шутку оценил и Денис, все естественно и непринужденно смеялись, как будто все они знакомы очень давно, прекрасная атмосфера искренности и море позитивных эмоций, без косых взглядов. Вскоре очередь дошла и до Вала, которому не нравилось рассказывать анекдоты, ему казалось, что он не может рассказать действительно смешно даже самый хороший анекдот.
— Идет медведь по лесу, видит, машина горит. Сел в нее и сгорел – мрачно молвил он.
— И в чем фишка? – снова не понял юмора смущенный Денис.
— Ты чё, торчок?! – резко крикнул в ответ на него Валера очень по-доброму. Все засмеялись, даже ботаник не чувствовал себя не в своей тарелке, вышло очень естественно.
Потом были задушевные разговоры на философские темы такого рода как понимание слов «доверие» и «уважение», главными ораторами были, Вал с Димкой которые пытались привить свою точку зрения Насте, но она со многим не соглашалась и давала ответы четкие и осмысленные, ни чем, не уступая в подкованности собеседников, остальные кивали с умным видом, и пытались найти себе занятие по интереснее. И тут Андрей с Денисом предложили план работ на вечер.
— Димон, сыграй, что-нибудь на гитаре, у тебя это офигенно получается! – начал Андрюха протягивая гитару,— А когда допьем все пиво, предлагаю пойти на море, по-моему, неплохая идея? – договорил он с видом оратора. Вначале Дима просто бренчал и настраивал очень долго гитару, но, разыгравшись, он начал петь «Я свободен…», и все подхватили, так они помузицировали подхватывая все новые и новые песни, кто-то просил спеть «Шнурка», и все хором подпевали: «А-ха а-ха-ха а-ах-а-ах-а бедному псу шнурок с потолка», Вал то и дело просил сыграть «про дурачка», и подпевал вместе с Денисом: «ходит дурачок по лесу, ищет дурачок глупее себя…». На этой прекрасной ноте их поход на море чуть не окончился, так и не успев начаться.
— Ой! А вы знаете, нечего с морем не получится, я без купальника – сказала смущенно Настя,— может быть в другой раз?
— Да не гони! Все нормально, тут все свои, я вот тоже, например не в плавках, темно уже будет к тому времени, как дойдем, никто ничего не увидит! – выдал гениальную мысль Андрей.
— Андрюха! Да ты гонишь! – сказал Вал, видя насколько Андрей вогнал девушку в краску – Я вот что подумал, пусть они идут сами, а я выгоню машину из гаража и мы заедем Настя к тебе чтоб взять купальник, я уверен что они еще дойти не успеют как мы уже будем на месте.
Так и сделали, хлопцев отправили вперед, а Валера повёз Настю за купальными аксессуарами. Подъехав к зелёной девятиэтажке, он проводил ее до подъезда, и закурил, облюбовав лавочку перед домом, на которой было много всяких надписей: здесь куют метаLL, pank no dead, ПАНАЦИЯ супергруппа, МЕТАЛЛИКА, Kasta, Здесь были …
Вал оторвался от разглядывания надписей, посмотрев время на сотовом телефоне, который его и отвлек, уведомляя о новой смс. Было без двадцати десять, он прождал ее уже почти пол часа, потом он взглянул еще раз на лавку и нечего не в силах с собой поделать быстро направился к машине, в которой оставил свой рюкзак. Вернулся он  обратно уже с маркером и оставил след для истории: «Val was here…» —  гласила надпись. И только после этого довольный собой, он прочел новое смс.
— Мы уже вас заждались your bunny wrote! – писал Димон.
— Твой кролик пишет, уже выезжаем – написал ответ Вал, увидев Настю выходящую из подъезда.
— А нас уже заждались, вот уже смсками закидывают, – как-то стеснительно произнес он, краснея и ловя ее взгляд. Это общение с Настей ему давалось тяжело, сто пудов влюбился, подумал Вал, но не со стопудовой уверенностью. Он стоял напротив нее, буквально на расстоянии, при котором легко одним движением можно дотянуться и совершить поцелуй. Стоял и не мог придумать чтоб такое сказать для выхода из неловкой паузы и встречи взглядов, с совершением первого шага у него всегда были проблемы. А она стояла с потрясающей улыбкой, показывая взглядом и вкладывая в него свое отношение, которое она испытывала к Валерке.
— Покатили! – сказала Настя, предварительно руша паузу неловкости быстрым поцелуем в губы, и уже спешащая усесться в машину, как будто ничего и не было.
— Чисто, на скорости – подражая разговору новых русских, сказал он, открывая даме дверь с галантностью джентльмена.
Доехали они с ветерком, Вал хорошо водил, и был согласен с выражением, что тормоза придумали трусы. Многие из тех, кто первый раз садились к нему в машину, яро клялись ходить только пешком, им казалось, что вот-вот случиться авария и то и дело жмурились, впиваясь обеими руками в седушку. На самом деле он просто очень умело водил машину и был гонщиком в душе, да и грех на Мазде МХ-5 ехать со скоростью черепахи. Настю почему-то поездка несколько не напугала, а даже наоборот, находясь с Валом, она почувствовала себя в полной безопасности, и ей это понравилось. Доехали так сказать без происшествий, на крыльях любви. Они подъехали на лодочную станцию, и до воды было рукой подать. Ожидавшие их неплохо устроились, успели раздобыть где-то бревно, перед которым умело, разводил костёр главный костропал Черныш.
— Чернышоночи-чи-чи-чи-чи-чи-чек, дорогой, привет! Рад тебя видеть, какими судьбами? – искренне радуясь, крикнул почти в ухо друга Вал,
— Здорова! А я вот до тебя шел, и встретил пацанов, вот таки дела…— сказал Черныш, обмениваясь с Валом рукопожатием.
И в этот момент Валерке пришла новая смс: «Флудеры атакуют», сообщил тревожный голос раба-орка. Это опять его бывшая, просит прощение и хочет, чтобы все было как раньше. Достала, злясь и сжимая телефон, подумал он.
— Я пойду, пройдусь, поищу дров на костер тебе Черныш— сказал Вал, включая плеер и торопливо закуривая. Ему снова захотелось побыть в одиночестве. Он шел по песку все дальше и дальше, а волны прилива порой касались его ног, а он все не мог понять, почему ему так трудно забыть то, что уже не вернуть. Вал был непоколебим в своих решениях, но и она не отступала и просила передумать в сотый раз, каждый раз заставляя его снова пережить прошлое.
Город уснул в душной ночи,
Черная лента вьется как змея,
Все зачеркнуть, все изменить,
Из подсознанья вырвать тормоза,
Новый вираж преодолеть,
Ток пропустить по нервам в сотый раз,
Смуту в душе перетерпеть,
Чтобы исполнить
Все, что хотел,
Но не успел.
Он обошел кусты, снова закурил, и старался не думать о той, которую оставил навсегда в прошлом, приятный освежающий ветерок развивал его волосы, и лунная дорожка придавала расположение к романтическому настрою и новым отношениям, а Кипелов все пел…
Время вспять повернуть нельзя,
Сколько будет гореть надо мною звезда?!
Знаю я – Смерть найдет всех нас,
Пусть возьмет эту жизнь,
Но возьмет не сейчас

И он все шел как загипнотизированный, все больше и больше вслушиваясь в слова, снова кустарники, которые он обходил и перепрыгивал с четкостью доведённой до автоматизма. Картина, которая предстала перед его глазами за очередным кустарником, не была похожа ни на что увиденное когда-либо. Песок сменил цвет с белого на красный и походил больше на барханы, на которых барахталось и брызгало багровыми всплесками что-то отдаленно напоминающее останки человека, а рядом стояло нечто ничем не похожее ни на зверя, ни на человека. И даже взгляд не нес никаких ощущений, из тех, что вызывают предвестники смерти, и когда существо заметило Вала и повернулось к нему, готовое броситься в любую секунду, мир будто замер.
Срезан дождем долгий тоннель,
Я, наслаждаясь волей, жму на газ!
Двигаться вдаль – лучшая цель,
Чтобы в трясине будней не пропасть,
Только сейчас, здесь – в темноте
Я понимаю раз и навсегда:
Нет запасных душ и сердец,
Есть только Скорость…
Пусть повезет
Тем, кто рискнет!
Валера сомневался меньше секунды, успеет ли он выхватить ттшки из-за пояса раньше, чем превратится в кровавое месиво, и эхом повторил за Кипеловым, как благословления выпуская поочередно из стволов пулю за пулей точно в цель.

10

3
Она спускалась по склону вниз, забыв про боль, думая только о том, как бы выполнить свое задание. Вал бы и не заметил ее, не поймай он взгляд чудовища, которое отступало вовсе не из-за того, что в него стрелял Валера. На секунду показалось, что тварь просто решила отдышаться, это мгновение казалось вечным, было видно каждую каплю крови, которая как в замедленной съемке падала на песок. Стрелять было уже нечем, и Вал просто ждал. Готовый сражаться в рукопашную, почему-то ему не было страшно и он не собирался убегать, он чувствовал, что человеческой скорости мало для успешного спасения, а в драке у него хотя бы был шанс, пусть один шанс из тысячи, но он был, в бою нужно выложиться на полную и использовать все возможное, даже если враг не человек. Его обдало волной гнева и смрада, это чудовище издало протяжный вой, будто вздыхая с сожалением, еще раз оценивающе проведя взглядом по присутствующим, оно убегало. Девушка тоже что-то решив для себя, поменяла направления и перейдя с бега на какую-то скользящую походку, словно модель на подиуме, подошла к Валере. Он все смотрел туда, где скрылось чудовище, смотрел с сожалением и тоской, будто расставаясь с близким человеком. Слегка отогнав наваждение, он убрал пистолеты за пояс и перевел взгляд на нее. Вылитая амазонка, только темноволосая, спортивная и в тоже время очень привлекательная фигура. Лицо, правда, ничем не выделялось, вроде бы обычное, не страшненькое, но и не как у пупсика, но что-то было в нем эдакое, что заставляло мечтать о ней. Вал забыл и Настю и шестнадцать друзей, что так отважно он выпустил в тварь, и просто любовался ею, гадая каков ее сладкий голосок. Вот, она смотрит на него, но как-то уж очень надменно, с отвращением, а ему нравится, ему это действительно нравится, ему нравилось все в ней без исключения, даже две экзотические сабли, напоминающие по форме смесь когтей с полицейской дубинкой, облегали ее нежные и изящные руки и смотрелись, словно украшение… Валера ни о чем не думал, просто наслаждался ее чарующей красотой, в душе не было, ни каких чувств, ничего не было. Она уходила, в ней действительно была какая-то загадка, о которой так любят упоминать в стихах и песнях, что описывают женскую красоту…
Обстановка разрядилась, мир вновь обрел привычную скорость и реальность, пелена спала с глаз и казалось будто бы наваждения и не было. Жутким ударом, словно девятый вал, на его голову обрушились эмоции, и чувства пережитого пять минут назад, которым он старался не давать ход, боясь поверить в происходящее. Валера старался не сойти с ума, он смотрел на море, пытаясь сфокусировать взгляд на окружающей природе, борясь с желанием оглянуться и снова увидеть то месиво, которое теперь не забыть никогда. Немного постояв и прислушавшись к тому, что было в душе, он закурил сигарету трясущимися руками и медленно пошел обратно, к тем людям, что ждали его и всегда были ему рады, наверное, они не смогут больше понять его так  легко, как это было раньше, что-то в нем изменилось навсегда.
На их лицах были чувства радости и беззаботности, и никакой тревоги. Андрюха с Денисом что-то очень важное втолковывали Чернышу, он же в свою очередь был занят разглядыванием Насти, делая вид, что на самом деле он внимательно их слушает, Дмитрий в этот момент разливал остатки первой бутылки, предлагая кому-нибудь помочь распечатать вторую, дабы ускорить процесс. Подошедший в этот момент Вал взял у Димы из рук запечатанную бутылку, открыл её и, не говоря ни слова, принялся уничтожать алкоголь прямо с горла. Выпив половину, он отвёл взгляд от бутылки, и посмотрел на Настю, которая, видимо, единственная скучала без него. Потом он поймал ее растерянный взгляд и сделал еще пару больших глотков и с каменным лицом наполнил протянутые стаканы, забрал у Андрея из рук сигарету и сел прямо на песок.
— Может, я чего-то не понимаю? – попытался завести разговор Димон – У тебя какой-то загадочный вид.
— А есть еще водка? – будто не слыша вопроса и стараясь не подавать виду, как не в чем ни бывало, спросил Вал.
— Есть и водка и пиво, не желаете ли искупаться? – обратился ботаник ко всем присутствующим, стараясь освободить Вала от расспросов.
— Предлагаю тост, я вообще тосты не умею говорить, но думаю, что стоит выпить за то чтоб мы еще собрались так вот и отдохнули вместе не раз, и в том же составе. И еще, я вас всех очень люблю, ну, по-братски так сказать. В общем, я думаю, вы поняли, что я хотел этим сказать! – сказал Валерка, и, не дожидаясь, пока все чокнутся стаканами, выпил, снова забрал у Андрюхи из рук сигарету и, повернувшись лицом к костру, стал любоваться огнем, с задумчивым видом покуривая. Кажется, дрожь в руках почти прошла и переживания тоже отошли на второй план, как здорово порой напиться и ни думать о проблемах, подумал он, но вечно так не будет, а задуматься есть над чем, но это будет завтра, когда он протрезвеет.
***
Проснулся он от давящего сознание крика, что так резко нарастал в голове, еще секунду и станет настолько безумно громко, что он сойдет с ума, не успея вовремя проснутся. Но пока он успевал и справлялся с пробуждением, стараясь всерьёз об этом не задумываться, правда, эти крики во сне давали о себе знать и наяву, в виде сильной головной боли. Толи снова от этих снов, толи вчерашняя водка, а может все сразу, но голова у Валеры болела дико, и даже знай он от чего, легче бы от этого не стало. Ко всему же он впервые не мог вспомнить, как он оказался дома, да и вчерашний вечер после распития алкоголя с горла, тоже был утерян, такое с ним было в первый раз, «провалы в памяти хороший повод бросить пить и яркий признак алкоголизма»— четко всплыли слова Жорика. Ну что ж, все бывает в первый раз. В первый раз мы влюбляемся, идем в школу, пробуем выпивку и сигареты, в первый раз после окончания школы понимаем, что зря когда-то так спешили побыстрее вырасти, в первый раз принимаем самостоятельные решения, иногда  правильные, а иногда наоборот, но это наши решения, ведь опыт, каким бы горьким он не был, пригодится в жизни всегда. А так же в первый раз убиваем, пусть и защищая друга, но делаем это осознанно, и это не сколько не забываемо… Вот только не все могут похвастаться своей первой встречей с вампиром, еще гораздо больше людей просто не успевают ею поделится не с кем, из-за резкого сокращения отрезка своей жизни в связи с происходящим. Вал всегда мечтал о чем-то типа полета на луну и общения с зелёными человечками, что так отважно топчут сапоги два года своей молодости. Или о приобретении сверх способности, он бы тогда защищал Таганрог, как Бэтмен в свое время Готтем Сити. И, конечно, он искренне верил в существование вампиров, завидуя Блэйду и прочим охотникам на вампиров. Вот в чем он видел смысл своей жизни. Он хотел спасать мир и быть нужным этому миру, а вместо этого получил от деда неплохую сумму, и наказ распорядиться деньгами с умом. Так он тогда и сделал, открыл свое Интернет кафе. По началу только этим и жил, но вскоре дело стало приносить прибыль, и ходить работать админом стало не обязательно, все работало как один хорошо отлаженный механизм. Потом несчастная любовь и тоска, поиск жизненного смысла. А теперь, наконец, появилась возможность проявить себя, и стать супер героем, чтобы убивать на благо как он и мечтал, к тому же не людей, он только сейчас понял насколько он чудовище в душе, и все эти факторы борьбы со злом были просто обманом самому себе… «Просто убивать…»— прозвучало в голове каким-то чужим голосом.
Головная боль снова накатывала, и Вал пошел на кухню, немного подогрел чайник и развел таблетку, быстро ее выпил ели дождавшись, пока шипучие химикаты растворятся в воде, и снова поставил чайник. Закурив, он решил восстановить вчерашний провал в памяти, и направился в следующую комнату, по пути выглянул из окна, машина стояла во дворе, «неужели я в таком состоянии доехал домой?»,— с ужасом подумал он. Но до комнаты он не дошел, раздался звук открывающегося замка, и он увидел Настю, в одной руке у которой был кулек, а вторая рука была занята поводком, из-за нее шкодливо выглядывал его любимый Акабос.
— Доброе утро, соня – сказала Настя.
— И алкоголик к тому же, – с неловкостью сказал он, протягивая руку для пожатия по привычке.
— Со всеми бывает, на вот, отнеси на кухню, я тут хлеб, и прочую мелочь купила, а то сразу видно, что живет холостяк, в холодильнике мышь повесилась – с заботой сказала Настя, протягивая кулек,— Кстати, как твою собаку зовут? А то он попросился, а я даже с поводка его не решилась отпустить.
— Акабос. Пойдем пить чай, там уже чайник закипел, – взяв пакет и заглянув в комнату, сказал он, пропуская девушку вперед. В комнате, на одной кровати спали Дима и Денис, рядом на полу лежал Андрюха, толи все не поместились, толи он во сне упал с кровати. А диван был пуст, наверное, на нем спала Настя. А еще из комнаты сильно несло перегаром, Вал не удержался и открыл форточку и помог Андрюхе лечь на диван.
На кухне уже кипел чайник, и Настя заботливо делала бутерброды. Вал тоже решил поучаствовать в процессе приготовления завтрака и обнаружил лишь пустую пачку из-под чая на полке, ох как же беспомощно он чувствовал себя, когда заканчивался чай и сигареты.
— Чай я тоже купила, он в пакете – увидев его испуганный взгляд, сказала она.
— Что б я без тебя делал, солнышко? Кстати, поздравь меня, у меня впервые провал, я совершенно не помню, что было на море после первой бутылки, и вообще как я вёл машину в таком состоянии, я в ужасе – сказал Валера, а про себя подумал, что лучше бы он не помнил ту кровавую баню до первой бутылке, а не после.
— Не боись, будешь должен,— загадочно улыбаясь, промурлыкала она,— а машину вела я, ты сам разрешил, я единственная была в состоянии ее вести, права вместе с братом получали.
— Ты уж прости меня, я обычно не напиваюсь, но вчера на то были веские причины, – Он не мог посвящать ее в подробности, не имел права, да и не поверит она.
— Расскажи, если хочешь? – заглядывая очень сочувствующе в глаза, сказала она, эта фраза прозвучала не так радостно и в голосе чувствовались нотки тревоги.
Их разговор прервал телефонный звонок, это вчерашний админ Борис и просто хороший друг Вала, приглашал его на свой день рождения:
— Обязательно Борёк, а во сколько и сколько сейчас времени? – спросил Вал.
— Подходи часикам к шести-семи, щас около трех – ответили на другом конце телефонного провода.
— Ладно, блин, неплохо я поспал, щас решу тут кое-какие дела и буду у тебя, до встречи и еще раз с днем рождения! – закончил разговор Валера.
На столе уже все было готово, но он не спешил,— Сейчас, извини, я звякну еще в одно место и будем пить чай.
— Бен, Бен, это Данила! Ай нид хэлп! – сказал он собеседнику на ломаном английском, подражая герою одного им очень любимого фильма,— Это срочно, не спрашивай зачем, скажи просто если это реально, через сколько подъехать и куда?
Слушая собеседника, Вал поймал скучающий взгляд девушки и оборвал разговор,— Окей, при встрече все расскажу, скоро буду!
Ему надо было срочно уезжать, но было как-то неудобно, Настя старалась, накупила продуктов, приготовила завтрак, да и расставаться с нею тоже не хотелось, но сейчас эта встреча важнее всего, от этого зависело очень многое, и время в этом вопросе имело не малую роль. Съев пару бутербродов, он решил, пора, допил чай и встал.
— Насть, ты извини, мне тут надо по делу съездить, можешь меня дождаться? –спросил он.
— А ты долго? Может, я поеду домой? Не буду тебя отвлекать, – в ее голосе слышалась обида.
— Честно, не знаю, сколько времени это займет, я постараюсь побыстрее. А потом у меня будет к тебе просьба составить мне компанию, админ, что проводил турнир, позвал на день рождения, окей? – попросил Валера, а потом добавил,— в общем, договорились, не скучай.

Он приглушил двигатель, вышел из машины, прошелся внутрь частного двора и постучал в дверь, взглянул на небо, оно было серым, вечером точно будет дождь, как же Вал не любил пасмурную погоду, на него сразу накатывала тоска, отвлек от рассматривания облаков звук шагов за дверью, дверь открылась, и он вошел.
Сергей налил ему чаю, они давненько не виделись, наверное, с месяц, немного обменявшись новостями и поговорив о том, о чем обычно говорят люди, довольно хорошо знающие друг друга, Вал перешел к делу.
— В общем, Серёга, мне нужно оружие и поубойней – начал он,— там, что нибудь из пистолетов типа Стечкина, чтоб магазин побольше был, и калаш, а лучше два, и патроны на все это дело.
— Охереть, Валера, ты на войну собрался? Или поохотится на слонов в Африке? – хватаясь за голову и подсаживаясь поближе, спросил Сергей,— А те два твоих трофейных тт куда дел? И вообще в чем суть говори, ты мне всегда помогал, давай я позвоню пацанам, поедим, и все решим, один даже я на разборки не езжу, не гони.
— Можно еще гранат – сказал, закуривая Вал,— Серый, я не хочу, и не могу тебя в это втягивать, просто помоги достать оружие и, пожалуйста, ни чего не спрашивай.
— Ты псих! – только и нашел, что сказать Сергей, набирая чей-то номер на мобильнике.
После разговора Валу было велено ждать, пока Серый съездит за оружием, брать его с собой он отказался, объяснив, что люди не любят посторонних в криминальных сделках, Валера уселся поудобнее на диване, вставил капельки в уши и закрыл глаза.
Хватит храбриться, участь у всех нас одна.
Самоубийство— это уже не война,
Не Ватерлоо, и даже не Армагеддон.
Нет и не будет вовек победивших сторон.
Наверно, действительно самоубийство надеяться убить вампира в одиночку, или не вампира, но что бы там не было, он был уверен, что эта встреча не последняя, и как бы там не было лучше быть к ней готовым. Он задумался, сможет ли стрелять с двух акм-ов одновременно, и сразу вспомнился Рембо с пулеметом в руках, что человеку даже не под силу носить одному, классно, где б и мне скрутить с вертолета такой же пулемётик. Так он и провалялся, мечтая на диване, периодически вставая попить чаю и покурить, благо Серёга тоже любил чай, и имел большие запасы заварки, а то бывают такие, у кого дома и чаю не найти. Спустя пару часов вернулся Сергей с огромной сумкой, взял у Вала нужную сумму, протянул кому-то остававшемуся снаружи и не прощаясь, закрыл дверь.
— Достал все, что ты просил, кроме гранат, правда – сказал Серый и расстегнул молнию на сумке.
В сумке оказалось и вправду два калашникова, как и заказывал Вал, на каждый автомат прилагалось по четыре обоймы, что тоже радовало. Также был там и стечкин, и патроны, на его трофейные ттшки, пистолет-пулемет показался ему каким-то не солидным, но Сергей рассказал, как это оружие выручало, не раз, тем самым, убедив Валеру в надежности. Взяв у друга изоленту, он перемотал по два, магазины к акм-ам, и запрятал арсенал под сиденье машины, предварительно все зарядив. Теперь он готов к любым неожиданным встречам, на душе сразу стало спокойно, и даже настроение немного поднялось. Взглянув на мобильнике время, он понял, что его уже давно ждут.

11

4

Он думал, что Настя его не дождется, но она дождалась, и он был этому очень рад. Пока Вал отсутствовал, Андрюха принёс из дому свой ноутбук, и они рубились с ботаником в какую-то новую игру, попивая пиво. Долго не задерживаясь, Валерка с Настей пошли на день рожденья, оставив Андрея и Дениса наслаждаться вкусом виртуальной крови.
Очень часто возникает вопрос, что подарить на день рождения? Многие люди дарят нужные вещи, например дюжину будничных кружек или стаканов, ведь стаканы частенько бьются, и значит, подарок пригодится. Можно еще подарить носки, гель для бритья, тоже вещи нужные, или пачку свежих болванок, они уж точно пригодятся любому у кого есть компьютер. Но Вал считал иначе, подарок это подарок, он должен радовать, но и безделушку, которая порадует глаз пять минут, и человек про нее будет вспоминать, только вытирая лишнюю пыль. Или, например не могу понять, зачем дарить вещь, зная, что она не понравится имениннику, допустим, подарить боксерские перчатки, чтобы человек уж никак не смог очередной раз отказаться от твоих тщетных уговоров записаться вместе с тобой на бокс. Или что еще больше расстраивало, так это когда взрослые дарят детям книжки, ожидаешь, что подарят какую-нибудь новую игрушку, а они хотят, чтоб ребенок больше читал. Это для Валеры тоже было нерационально, и очень часто приводило к спору, он был сторонником такого понятия, что подарок должен быть в каком-то роде обязательно памятным, не зря в традицию вошло дарить открытки, зря некоторые не ценят пожелания, что обычно пишут внутри. А еще у подарков есть какая-то магия, ведь подарки приятно не только получать, но и дарить, и важно, чтобы это было неожиданным сюрпризом, а не вещью, которую тебе хотелось, и ее просто приурочили к празднику. Так сказать: «Заказывали? Вот, получите, распишитесь!».
Он совершенно не знал, чем бы порадовать друга, и, к счастью, вспомнил, что у Бориса недавно украли телефон, а новый он еще не купил, да и модель, которая была у него, полностью его устраивала. И он без сомнений поехал в магазин, где работал его хороший знакомый, который не раз выручал не только Валеру, но и его друзей, будь то покупка, продажа, прошивка или даже ремонт телефонов, направляясь к нему, он был уверен, что купит аппарат без глюков, к тому же со скидкой.
В начале он хотел купить именно такой же телефон, как и тот, что был у именинника. Но Алексей, знающий о сотовых телефонах гораздо больше, чем Вал, объяснил, что Х600 это внешне тот же Х100, только с гораздо большим количеством возможностей, к тому же Х100 не было, нужно было раньше заказывать. Как объяснил Леха, сейчас все сходят с ума от нокии и сони эриксон, а на самсунг спрос не тот. Немного повертев предложенную модель, он убедился, что если не рассматривать ее под микроскопом, то внешне она и, правда, похожа точь-в-точь.
Осталось только по пути купить цветы. Вал считал, что цветы на день рождения дарят не только девушкам, а кому не приятно, если к подарку прилагаются цветы? Да и просто букет, это тоже приятно. Есть, конечно, индивидуумы, которым просто не нравится, но это не зависит от пола.
Вот они уже и на месте, именинник гостеприимно встретил гостей, и очень доволен был подарком. Но еще больше он был рад просто видеть Вала у себя на дне рождения. Дорого внимание, а не подарок. Гостей было человек десять, всех их Валера знал и уважал, и они его тоже, ему было приятно с ними общаться, и он при любом удобном случае был не против, увидеться с ними за кружкой пива, или стопкой чего нибудь покрепче. Да и Настя тоже не оставалась без внимания, и быстро нашла со всеми общий язык. Кто-то произносил тост за тостом, кто то наливал, те, кто уже засиделись за столом, танцевали, Настя тоже уговорила Вала потанцевать пару раз, на большее его не хватило. Он почему-то не любил танцевать, и даже стеснялся.
Единственным недостатком была духота, что повисла в комнате, и даже открытое настежь окно, не спасало расположившегося на подоконнике Вала. Его позвали покурить в коридоре, там было не так душно, да и от грохота музыки он уже немного подустал. Но не успел он достать сигареты, как тут же из кармана зазвучала Нирвана, эта мелодия срабатывала у него на неизвестные номера, номер был к тому же скрытым. Некоторые не отвечают на скрытые звонки, но у Валеры не было страхов по этому поводу, больше всего он боялся только себя.
— Александер, ты? – был такой друг у Валеры, который любил поиграть в агента 007, и звонил всегда со скрытого номера.
— Это Алиса, нам нужно поговорить, спустись к машине.
— Хорошо – Валера уже ничему не удивлялся, и сразу понял, кто это может быть, значит, ее зовут Алиса.
Подошла Настя и Валера заглянув в пачку, в которой оставалось сигарет пять, демонстративно скомкал ее в руке как пустую.
— Сигареты закончились, пойду, прогуляюсь в ларёк.
— Я с тобой,— сказала Настя, приобняв его за пояс.
— Да я быстро – не реагируя на девичьи ласки, сказал Вал, и вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь, чтоб не пошла следом.
Вроде бы, он уже перестал чему-либо удивляться, но, проходя этаж за этажом, чем ниже он спускался, тем больше охватывал его страх и любопытство, его руки сами по себе, словно ему не принадлежат, нащупали за поясом пистолеты, будто проверяя, готов ли он? Вот только к чему? А может, это какое-нибудь ФСБ, уже ждет его внизу, чтобы устранить случайного свидетеля какого-то неудачного эксперимента. Плевать…
Внизу никого не было. Хотелось курить, и он направился к углу дома, за бумажником который он оставил в машине. Подойдя, он увидел еще одну машину, вся в обтекателях, тюнинг, единственным недостатком была модель машины – Валу не нравились не восьмерки, не девятки, и тем более девяносто девятые. Из машины вышла та самая Алиса, и руки снова потянулись проверить на месте ли оружие.
— Тебе не стоит меня бояться,— это действительно немного успокоило,— нам нужно просто поговорить.
— Говори, кстати меня зовут Вал. У тебя случайно не будет сигареты?
— Понимаешь, то, что ты видел вчера, это был не сон,— она протянула Валу пачку,— такие как он, просто так не чего не прощают, и не забывают, он вернется, чтобы убить тебя…
— Он? – спросил Валера, ошарашенный такими новостями.
Они сели на лавочку возле подъезда. И она рассказала ему, что действительно, то существо, которое он видел, можно было назвать вампиром, с небольшой поправкой на то, что в отличие от людей со своими стереотипами, почерпнутыми из фильмов, эти существа называют себя ревенантами. Никто толком не знает, откуда они взялись, но со сто процентной уверенностью они были гораздо древнее и могущественнее людей. Но обычно ревенанты не кидаются на людей, они очень мудры, многие сотрудничают с нами, и даже помогают порой обратить превращение в вампира, за большую плату естественно. Они ведут отшельнический образ жизни, годами не выходя из своих убежищ, проводя все больше времени в своих библиотеках. Но всегда в курсе всего, что творится в верхах, и у них очень большая власть, потому что мало кто готов был с ними поспорить. Ревенантов очень мало, известно о двадцати шести на территории России. Но есть и те, что отказываются сотрудничать с людьми, регулярно убивая и превращая в жалких упырей. Бездушных упырей они иногда берут с собой и обучают, превращая в истинных ревенантов, но на это уходит очень много времени. К тому же из упыря редко получается полноценный ревенант, чаще всего это просто балласт, мешающий перемещаться. Алиса состояла в одном из секретных отделов ФСБ, ее работой было уничтожение упырей, и ревенантов. Но люди были не ровня ревенантам, и фактически на ее опыте было всего три случая выслеживания, и все три окончились для людей фатально. Этот же напротив, сотрудничал и с Алисиным отделом, помогая находить залётных упырей, и даже работал в НИИ Москвы, над чем-то с грифом «секретно», и имел доступ ко всем исследованиям. Но потом что-то случилось, он будто сошел с ума и устроил в институте кровавую баню, после чего бежал. Его след терялся где-то в районе Ростовской и Краснодарской областях. Теперь он был ВНЕ ЗАКОНА. Алисин отряд разбили по группам и направили в города Ростовской области, и вот когда она с напарником уже не надеялась выследить его, он сам выследил их. Накинулся на ее напарника, и, столкнув с обрыва, буквально на лету, разорвал в клочья. Очевидцем этого момента и стал Вал.
Духота спала, повеяло бодрящей свежестью с моря, и буквально хотелось наслаждаться свежим воздухом. И тут на них обрушился ливень, и Вал с Алисой побежали в подъезд, на первом и втором этаже не было света, и они продолжили беседу аж на третьем этаже, он сел на перила и попросил еще одну сигарету, она оперлась о стену напротив него.
— Понимаешь, обычно я не спасаю людей, которым не повезло как тебе. Но обычные люди не стреляют в ревенантов. Ему достаточно взгляда, и человек стоит как загипнотизированный, смерившись, дожидаясь смерти или что еще хуже, превращения. Понимаешь, ты просто обязан помочь мне, ни кто из моего отряда, за все его существование не пережил встречи с ними, в тебе есть что-то особое.
— Избранный прям, как Нео из матрицы, – перебил ее Валерка, и издал нервный смешок,— а у него есть имя?
— Мигель – прорычало у Вала за спиной.
Что-то щелкнуло, и мир замедлился, этой доли секунды хватило, чтобы сориентироваться, и соскочить с перила к стенке. Чудовище стояло напротив Вала, их разделяли перила. Голова ревенанта была на уровне локтей Вала, и ему не составило труда сделать с десяток точных выстрелов в шею и голову, два из них пришлись четко в левый глаз твари. Но чудовище не собиралось падать, как ожидал он. Издав животный рык, оно обогнуло перила и кинулось на Алису, которая была к этому готова и встретила его парой ударов своими ножами. Потом ревенант поймал ее за руку, и между ними завязалась борьба. Чудовище, сделав серию ударов, загнало девушку в угол, и толи душило, толи примерялось укусить. Вал не мог прицелиться, боясь зацепить Алису, но все-таки ей удалось очередным ударом лезвия немного отстранить тварь, и тогда Вал высадил оставшиеся патроны в правое плечо ревенанта. Получилось эффективно, теперь его правая рука болталась на голых сухожилиях, и выглядела не опасно. Удар с левой откинул Вала на несколько метров и припечатал к стенке. Алиса не успела нанести удар в спину, чудовище схватило ее за шею и подняло вверх, забыв о том, что вторая рука бесполезна, и она воспользовалась этим и нанесла колющий удар обеими руками в незащищенную шею, чудовище издало вопль и откинуло Алису прямо в направлении окна. Потом, проведя одним глазом по Валу, прыгнуло из окна вниз, добивать девушку, которая, наверное, и так умрет после падения с третьего этажа.
Вал побежал вниз. Пробегая мимо окна второго этажа, он краем глаза глянул на происходящее на улице, чудовище избивало девушку, не спеша добить, будто хищник, играющий с жертвой.
Выбежав на улицу, он оценил шансы. Из оружия у него остался только стечкин, ттшки он обронил и в спешке не стал их искать в подъезде. Двадцати девяти миллиметровых патронов, этого мало. Нужно что-то по мощнее, что-то, что лежит в машине под задним сиденьем, нужно только добежать. Исход зависит от скорости, он обязан сделать это до того, как ревенант прикончит Алису. Побежав, он заметил взгляд девушки, она смотрела на него. В ее взгляде было призрение, и разочарование. Она решила, что он испугался, и просто спасает свою шкуру бегством.
Достав из-под сиденья оба автомата, один он сразу повесил на плечо как запасной вариант, и побежал обратно, оставив дверь машины открытой. Сейчас была дорога каждая секунда.
— Мигель, ты покойник – крикнул Вал, выпуская в спину чудовища очередь за очередью.
Прореагировав на стрельбу диким рыком, чудовище, будто отмахиваясь от назойливой мухи, ударило Валеру. Удар отбросил его на пару метров, и, потеряв равновесие, Вал упал на пятую точку, при этом продолжая поливать точными очередями в ревенанта. Когда вампир уже собирался прыгнуть на человека, очередь раздробила его колено, и он неуклюже пошатнувшись на одной ноге, рухнул в грязь. Последняя очередь была необязательной, так как чудовище находилось довольно далеко, неуклюже по-собачьи, убегая на трех конечностях.
— Опять свалил, долбаный трус! Ты жива? – помогая девушке подняться, спросил Вал. Она была вся в крови, и правая нога была сильно изодрана. Казалось, на ней не было живого места.
— За меня не переживай, я быстро отойду – прошептала она, пытаясь открыть дверь своей машины.
— Но как? Ты же упала с третьего этажа, и вообще тебе от него досталось, хотя в принципе не важно, – он понял, что человек бы не выжил после такого, и сменил тему,— пойду, пистолеты в подъезде найду.
Вернувшись, она дала ему свой телефон, а он помог ей перебинтовать ногу, и спрятал оружие, снова зарядил пистолеты и убрал за пояс. Скоро у Мигеля будет иммунитет к девяти миллиметровым. Да гранаты действительно бы очень облегчили решение проблемы.
— Ты со мной? Теперь ты понял, насколько мне нужна твоя помощь?
— А у меня есть выбор? Дай, плиз, сигарету!
— Держи, завтра я тебе позвоню, – сказала Алиса, поворачивая ключ в зажигании,— и спасибо что спас мне жизнь!
Вал хмыкнул в ответ и пошел обратно к Борису.

12

5

После стрельбы в подъезде очень сильно звенело в ушах,  начинала болеть голова, а еще очень сильно хотелось курить. Сходил за сигаретами называется. Вал постоял минуту перед дверью, всё не решаясь позвонить и придумывая оправдание на столь длительный поход за сигаретами. Нет, врать не в его правилах, но и правды он сказать не сможет, пусть уж просто думают, что он придурок, это лучше, чем выглядеть стопроцентным сумасшедшим. Его оторвал от размышлений телефонный звонок.
— Привет, дорогой! Как жизнь?
— Да ничего так, почти нормально!
— Что будем пить? Я сегодня приеду!
— Солнце, давай лучше на днях, а то я сегодня не настроен на позитивный лад общения, я как решу одно дело, сразу тебе позвоню, и мы это отметим!
— Но у меня потом будет выходной только через неделю!
— Я надеюсь, что я как раз управлюсь к этому времени, извини. – Вал прервал звонок.
Дверь была не заперта, и он вошел. Заглянув в комнату, Валера поймал пару взглядов, и сразу понял, что вид у него после «прогулки за сигаретами» явно не подобающий. Взглянув на себя в зеркало, он сразу заметил покраснение на лице— «неплохую пощечину залепил мне Мигель». Потом осмотрел одежду. Если не брать во внимание, что он был насквозь мокрый, то пострадали только джинсы, спереди еще ничего, а вот сзади они все были в грязи, да и руки стоит помыть.
Отмыв руки от грязи, он снова заглянул в комнату, где, не дождавшись его, уже резали аппетитный на вид именинный пирог. Насти среди присутствующих не наблюдалось, не дождалась что ли? Хотя есть же еще и кухня, в которой можно поговорить тет-а-тет. Там он и нашел о чем-то общающихся Настю и Коляна.
— Валериус, да ты весь мокрый, может, взял бы у Бориса переодеться, а то простудишься! – заботливо сказал Коля.
— Да ладно, само высохнет, а то как-то неудобно напрягать именинника,— развёл руками Вал, ему правда не хотелось напрягать Борьку лишний раз,— Коль, у тебя есть курить?
— Так ты же вроде за сигаретами ходил? Как-то интересно получается, – сказала с раздражением в голосе Настя.
— Ой, да там такая погодка, что я совершенно забылся, и скурил все что было, – мечтательно произнёс Вал, и стал жадно курить,— Вы уж извините. А долго меня не было?
— Да достаточно. Странный ты какой-то, – сказала она.
Мобильник показывал начало второго.
— Насть, может, поедем до меня, а то уже поздно? – пытаясь найти путь к примирению, спросил Валерка.
— Да я уже решила, что поеду домой на такси, а ты, если так хочешь, можешь ехать домой, только скажи моему брату, что я часа через два буду дома, – тоном давая понять, что она обойдется и без него, сказала Настя.
— Нет, ты уж извини, но я не собираюсь доверять тебя таксистам, и отвезу тебя лично домой, и вообще я не куда тебя не тороплю, так что расслабься,— он бы и дальше продолжал спорить с Настей, но их прервал Борис. Приглашая вернуться к столу и попробовать пирог. А еще он принес Валере сухие бриджи и майку. И все, согласившись, направились к столу.
Еще какое-то время между ними был накал, и Настя была как на иголках. Но толи она быстро отходчивый человек, толи просто лишь делала вид что злиться,  через какой-то час все было, будто Вал никуда и не пропадал. И когда гости стали расходиться, Настя и Валерка, ушли от именинника в обнимку, все было прекрасно. Настя в это верила.
Вал почти полностью бы согласился с ней, умей он читать чужие мысли. Но сейчас ему было просто не до нее, и даже не до себя. И даже сейчас находясь рядом с ней, он подвергал ее опасности, ведь он был под прицелом. Может просто обматерить ее и послать куда подальше, пока или я, или Мигель не оставят этот мир, а потом если удача будет на его стороне, то можно будет и извиниться – если она действительно любит, поймет что так было надо и простит. А если не поймет, то нечего расстраиваться, значит не стоит она того. Да и не в праве он без спроса подвергать ее такой опасности, а правда тут ничего не докажет. Все решено, сегодня пусть переночует у меня, а потом забыть и не видеться, забыть пока не пройдет опасность.
Доехали они до дома, не перекинувшись ни словом, но без напряжения. Казалось, будто девушка ждет чего-то или к чему-то готовится предвкушая.
Дома они нашли спящих Андрея и Дениса. Парни отдыхали после долгого дня, перенасыщенного виртуальной кровью и пивом. Все спальные места в комнате они заняли, оставалась вторая комната с диваном, на котором ни то что вдвоем, а даже втроем можно было спать, не замечая друг друга.
— Я хочу спать! – приобняв Вала, потребовала она.
— Пойдем, я тебя уложу, солнышко!
— А ты?
— А я чуть позже лягу, чего-то у меня голова болит, а пока головная боль не пройдет, я не могу лечь спать, а то кошмары замучают, – с вздохом бессилия  пожаловался он, и поцеловал ее, если это можно было назвать поцелуем, скорее это походило на прикосновение, так обычно целуют при встречи девушек, с которыми кроме дружеских отношений ничего быть не может.
Действительно болела голова, и он уже к этому привык. Выпив стакан теплой воды, в которой он растворил шипучую таблетку Солпадеина, он поставил чайник. Захотелось закурить. И тогда он понял, что действия, которые он провел с пачкой, были кощунством, не мог придумать что-нибудь другое? Эх, теперь придется бросить все дела и сходить в ларек. Достав сотовый, он посмотрел время – 04:21. Здорово, самое время для прогулки, хотя почему бы и нет, спать ему все равно не хотелось.
Позвав Акабоса составить компанию и уже собираясь обуть кроссовки, он все-таки вернулся в комнату, и присел за компьютер, движением мыши он вывел своего электронного скакуна из дрёмы, одним нажатием распорядился подключиться к сети. Подождал минуту, убедившись, что соединение с Интернет прошло успешно, и со спокойной совестью вышел с лучшим другом человека на прогулку, наслаждаться ночной свежестью.
Выйдя из освещенного подъезда на улицу, он подождал, пока глаза привыкнут к темноте. На секунду в его воображении снова ожили действия последних ночей, которые походили больше на кошмарные сны, что снились ему не редко. Снова кровь, снова животный оскал, снова непреодолимое желание напиться и хоть на какое-то время расслабиться. Вал зажмурился и, открыв глаза, почувствовал спокойствие. Хватит на сегодня этой депрессии и страха, страха не столько за себя, сколько за близких людей, которым угрожает смерть в любой момент, покуда жив Мигель. Но сегодня можно расслабиться. Он это чувствовал. Чудовищу хорошо сегодня досталось, и оно какое-то время будет зализывать раны, оставив всех в покое. Этим перерывом стоит насладиться и забыть на время о том, насколько на самом деле чудовищен этот мир, полный тайн, которые находятся настолько близко, что никто не хочет в них верить. Можно было расслабиться, жалко, что это настолько трудно сделать, когда знаешь то, о чем лучше не говорить.
Пока он ходил в ларек, и выгуливал Акабоса, большая часть города была погружена в сон, и даже большая часть его квартиры, не спал лишь его компьютер, послушно получая для хозяина почту, что накопилась за эти дни.
Вернувшись с прогулки, первое, что сделал Валера, так это заварил свежий чай. И с горячей кружкой чая, принялся разбирать корреспонденцию. Писали в основном о вышедших новинках: игры, книги, компьютерные технологии. Но были и письма от людей, с которыми он был давно знаком, но не разу не виделся вживую. Вот письмо с Ксюхиной фото-сессией с Ниагарского водопада. Вот пишет пара новичков с очередной  игры, прося Вала принять их в свой клан. А вот Грифон прислал записи новых песен своей рок группы, чтобы Валера оценил их труды, нужно обязательно скопировать их в плеер и послушать, как только они выпадут в случайной очередности, сейчас просто не было настроения.
Вот так за монитором, с небольшими перерывами чтобы снова попить чай, и прошла ночь, а потом также незаметно началось утро. Уже даже Андрей с Денисом успели выспаться, а у Валеры сна не было ни в одном глазу. Он ощущал себя бодрым, и полным сил, это почти прошли первые сутки без сна, и открылось второе дыхание. За эти восемь часов пока все спали, Вал соскучился по общению с людьми, и теперь сидя на кухне с выспавшимися фанатами виртуального кровопускания пил чай.
Андрюха, который иногда забывает, что не все могут также спокойно спать под грохот музыки в стиле «здравствуйте соседи», включил «Барбитуру» Мальчишника, тем самым решив за Настю, что она выспалась.
— Как спалось солнце? – спросил Вал, приглашая девушку за стол,— Чай будешь?
— Нормально, а ты где спал?
— А я еще не ложился, чего-то настроения нету,— сказал ей Валера,— Кто пойдет со мной в прокат, взять посмотреть что-нибудь новенькое? – уже обращаясь ко всем, спросил он.
— Не, мы в принципе уже опаздываем, нам надо на вокзале через пол часа быть, – сказал за себя и сестру Денис.
— Андрюха, а ты?
— Сейчас я чай допью, и пойдем, но думаешь, там будет что-нибудь новое? Я вчера заходил, одно старье лежит, из нового только мультик этот, что сейчас по телику рекламируют, – пожаловался Андрюха, и тут же предложил,— А поехали в центр, там прокат раз в десять больше нашего, заодно зайдем в «железный пятачок», и купим что нибудь новое из Музычки?!
— Так и сделаем! – согласился Вал,— только подвезем Настю с Денисом до вокзала.
Валера довез их до вокзала за пять минут, так сказать, не то чтобы он быстро ехал, он просто медленно летел. В пути никто не проронил ни слова. Валера решил, что его новые друзья уезжают куда-то очень далеко, и очень надолго. А еще он не решался спросить об этом вслух, боясь, что его догадки подтвердятся.
— Пока! Спасибо что подвез! – сказал ботаник.
— Давайте! Увидимся! Кстати куда путь держите? – все-таки решившись, спросил Вал.
— А, да не куда, мы маму встречаем, она на неделю приедет нас повидать, – сказала Настя, а потом чуть наклонившись к Валере, добавила, перейдя на шепот,— Ты испугался, что я уеду, и ты меня больше никогда не увидишь? Фигушки! – и чмокнула его на прощанье.
Домой они приехали довольные, сегодня был хороший улов. В центре они нашли прокат с огромным выбором новинок, набрали кучу фильмов, тех самых, что так ярко рекламируют по ТВ. Торопливо проведя необходимый ритуал, смысл которого заключался в нехитром обеспечении бутербродами и чаем, они уселись перед телевизором, и Андрюха нажал плэй. Все было бы лучше некуда, если б сразу же их просмотр не прервал звонок, Вал нехотя достал телефон из кармана, надпись на экране гласила – «Трасса Е-95».
— Привет Алиса, как здоровье?
— Ага, нам надо встретиться, бери с собой оружие и приезжай к выезду из города. Это срочно!
— Это там где якорь стоит?
— Да.
— Через двадцать минут буду— сказал Вал, и прервал разговор.
Валера встал с кресла, выпил чай залпом. Взглянул на бутерброды, которые он сегодня не съест, потом на гору фильмов, которые он сегодня не посмотрит, и вздохнул. Эх, все-таки спасать мир не настолько легко и весело как кажется.
— Слушай Андрюха, мне тут нужно съездить по делу, смотри кино без меня, – сказал Вал, доставая из шкафа нож, нож с большой буквы, красивый и в тоже время надежный, им удобно было, как резать лимон, так и писать врагов по горлу. Сразу видно, что это работа мастера, сделанная с душою, у этого ножа даже имя было – Черный дух.
— Ого! Это что ж за дело такое интересное? – спросил Андрей
— Да, попросили помочь свинью зарезать.
— Ну, тогда я с тобой, я, когда мясом занимался, столько этих свиней в деревне перерезал, что теперь могу это делать даже с закрытыми глазами.
— Андрюх, эту свинью я должен зарезать сам.
— Смотри сам, только чтоб потом не говорил, что я не предлагал помочь.

Валера включил музыку на полную громкость и утопил педаль газа, обычно это поднимает настроение. Но сегодня, по какой-то непонятной ему причине, музыка вызывала только раздражение, и на первом же светофоре он ее выключил. Достал из кармана телефон и набрал Сергея.
— Привет Серый! Слушай, ты случайно за гранаты не узнавал?
— Так ты не шутил? Тю! Ля! Да этого добра полно, я сегодня спрошу у одного мужика, он ими рыбу глушит.
— Ладно, Серёга, я тогда попозже заеду. Позвони, если узнаешь что нибудь.
Подъезжая к указанному месту, он увидел машину Алисы, и припарковавшись рядом, вышел и закурил.
— Привет Алиса, что случилось?
— Я нашла его логово. Вчера, после нашей встречи, я поехала в штаб залечивать раны, но по пути заметила его след, и  выследила место, где он залег.
— Какой след? Кровавый что ли?
— Нет, не кровавый, как бы тебе объяснить проще, чтоб ты понял?
— Попробуй словами, я вроде бы не даун, буду стараться понять из-за всех сил! – съязвил Вал.
— В общем, смотри, у каждого человека есть что-то типа ауры, если выражаться грамотно, то след души.
— А у животных такого нету? – перебил её Валера.
— Есть! У всего живого.
— Странно, а мне один психолог доказывал, что у животных нет души, но я ему не поверил.
— И правильно сделал. В общем, у ревенантов тоже есть что-то похожее на душу, только гораздо сложнее и непонятней. Вот допустим, если найти тебя мне не составило почти никакого труда, и ты даже этого не почувствовал, то с ревенантами дела обстоят серьезнее. Был случай, когда мы наткнулись на след незарегистрированного ревенанта. Самый способный из нашего отдела попробовал по следу выйти на местонахождение твари, и получил в ответ телепатический удар такой силы, что до сих пор лежит в коме. Я не знаю, как у меня это вышло, может, у него просто не было сил, чтобы помешать мне, а может, он решил заманить нас в ловушку, но лучше нам сейчас поехать туда, пока он еще не оправился, и покончить с этим.
— Да, ожидание смерти, хуже самой смерти. Что-то в этом есть. Научишь потом брать след?
— Этому не учатся, с этим рождаются, это дар, но без тренировок от этого мало толку. Хотя я не удивлюсь, если у тебя получится! Я тут привезла кое-что, думаю, пригодится! – сказала она, и открыв заднюю дверь своей машины, жестом пригласила его.
На заднем сидении лежала большая сумка, она извлекла оттуда два каких-то облегченных бронежилета, из разряда последних секретных разработок, еще там были шлемы того же плана и какие-то перчатки, причем перчатки плавно переходили во что-то похожее на рукава с железными вставками, примерно до локтей. Как объяснила ему Алиса, такие перчатки одеваются под длинный рукав, а на железные вставки крепится оружие, которое одним движением кладется в руку. Теперь он понял, откуда у нее в подъезде так лихо появились два экзотических меча. Хорошая штука, вроде бы ты и безоружный, а потом – щёлк, и ты готов к бою. Еще в сумке был дробовик, но Валу хватало и своего арсенала. Так же прилагались штаны и куртка защитного цвета, которые он одел поверх брони, особенно понравилась ему нашивка на левом плече, на которой белыми буквами на чёрном фоне красовалась аббревиатура – КАЯ. А еще на куртке были удобные карманы на уровне пояса, в которых он разместил боеприпасы, а на штанах нашелся специальный карман для Чёрного духа. Выйдя из машины, он попробовал подвигаться. Но, к его удивлению, он чувствовал себя в этом особом обмундировании как рыба в воде.
— Странно, а я думал, что бронежилет будет слегка тяжелее.
— Это спецзаказ для КАЯ, я хотела тебе взять наших девяти миллиметровых, но у вас в городе не отдел, а какая-то формальность. Даже оружия нету, два оперативника сидят водку жрут, не работа, а лафа, они даже понятия не имеют, кто такие ревенанты! – сказала она, стукнув кулаком по крыше машины.
— А что такое КАЯ?
— КАЯ это мы! Если дословно— контроль аномальных явлений.
— И что, отделы КАЯ есть в каждом городе?
— Теоретически да, но спецы только в крупных городах, а остальные отделы, одно название. Ладно, меньше слов – больше действий, езжай за мной.
Он включил музыку, и поехал следом за Алисой. Из колонок его подбадривала композиция Мальчишника – He Shall Die. Да, он должен умереть, подумал Вал, и улыбнулся.

6
Проехав с десяток километров, Алиса остановилась у обочины. Валера объехал ее машину и припарковался рядом. Достал из кармана телефон  и, отключив, положил его в бардачок. Достав оружие из-под сиденья, он вышел из машины. Окинул местность оценивающим взглядом – перед ним простиралась пустыня старых, заброшенных дачных участков, кое-где виднелись маленькие домики с покосившимися крышами, а в некоторых и забора толком не было. Летом очень даже хорошее пристанище для бомжей, вот только вряд ли рискнул бы даже бомж остаться тут надолго. Было в этом месте что-то давящее и вызывающее тревогу. И Вал знал, кто является этим источником, порождающим тревогу в душе всего живого. Это ощущение немного злило, а злобу он воспринимал спокойно, стараясь даже от нее получить только пользу.
Алиса с дробовиком в руках, подошла к Валере, и кивком головы, показав направление, двинулась в глубь дачных участков. Стараясь не отставать от нее ни на шаг, он на ходу размещал оружие. Хотя, и не очень удобно ходить с парой орудий— по три килограмма каждое, зато спокойней! Второй автомат он повесил на плечо, на случай если не будет времени на перезарядку, или чем черт не шутит, заклинит к такой-то матери, как рассказывал ему один балбес, он ему не поверил, но мистика в его жизни теперь не редкость, и лишняя перестраховка лишь увеличит шанс выжить.
— Далеко?
— Чем ближе мы подходим, тем расплывчатей направление.
— Дай сигарету, а то у меня кроме этого картонного «палл малла» нет ни хрена.
Она указала на старый сарай, и, приложив палец к губам, стала тихонько подкрадываться, Вал последовал вровень с нею. Когда он уже собирался выбить ногой  дверь, слева из кустов что-то кинулось – словно молния, только безжалостнее. Удар пришелся по Алисе. Это ревенант, сидевший на дереве, слева от них, спланировал четко, обезоружив девушку. Крепко впился когтями в ребра, с обеих сторон, и, использовав ее в качестве тарана, проломил левую дверную створку, исчезая с ней внутри. Неплохая тактика, по одиночке против ревенанта их шансы падали до нулевой отметки. Вал уже занес ногу, чтобы выбить правую створку и поспешить на помощь. Но тварь изнутри опередила его, и Валера, потеряв равновесие, упал, а сверху на него обрушилась прогнившая дверь. Чудовище поддело ее ногой, и небрежно пнуло. Потом также легко обезоружило человека, выбив автомат у него из рук. Автомат отлетел куда-то за голову и скрылся. Ревенант не спешил убивать. Он наслаждался победой, став одной ногой на грудь жертвы – походя на спортсмена в момент почетного награждения, или на путешественника, который ликует, ступая на открытую им землю.
— У тебя есть последнее желание? Или ты хочешь стать таким как я? Если да, то назови мне хотя бы одну причину…
— Передавай в аду от меня всем привет! – перебив Мигеля, сказал Вал.
Щёлк, и оружие, спрятанное в рукавах, послушно приходит хозяину на выручку, палец нащупывает курок, и с облегчением, перетекающим в наслаждение, жмет на спуск, угощая тварь с двух рук нескончаемым девятимиллиметровым свинцовым градом.
Вот он, только что придавленный к земле дверью, затем безоружный и зажатый врагом между жизнью и смертью, что не лучше первого, а потом щелчок, который переворачивает весь мир. Только что бывший жертвой, Вал становится охотником, теперь ревенант – его жертва.
Разрядив оба пистолета в Мигеля, тем самым, образовав между ними место для дальнейших маневров. Он привстал на одно колено, и, сняв с плеча автомат, продолжил пальбу, с той самой скоростью, которую только могло развить человеческое тело. Казалось, будто огонь шел непрерывно, тварь не успела поймать момент смены оружия и увернуться. Магазин был разряжен почти в упор, и каждая пуля калибра 7,62 нашла свою цель, издавая в подтверждение глухой звук, похожий на чавканье чего-то бурлящего, и как подтвержденье – почти черные брызги.
Теперь Вал охотник, и его жертва лежит перед ним, но он постарается не допустить ошибку, как это сделал ревенант, чтоб вновь не стать жертвой, второго такого шанса смены ролей не будет, поэтому только наверняка. А порадоваться он сможет и дома попивая чай, если отмоется от вони ревенанта, кровь которого была повсюду, на одежде, руках, оружии, и даже на лице, покрывая его в мелкую точку, как с пульверизатора. Перевернув и зарядив смотанные изолентой обоймы, Вал, встал в полный рост над тварью и не сдвинулся ни на шаг, пока не выстрелял все тридцать патронов, боясь подойти в зону досягаемости. Довольный результатом он отбросил пустые рожки, и достал с пояса следующую пару.
Приставив ствол, он с искрой безумия в глазах и наслаждением в душе, превратил черепную коробку жертвы в кашу, высадив очередями третью и четвертую обоймы. Отойдя на пару шагов,  посмотрел на свое творение и еле сдержался, чтобы не вырвать, надо довести все до конца, чтобы быть уверенным, что это чудовище не вернется снова, отрастив себе новую голову, или вообще без оной. Не хватало маленького штриха, а потом уже можно будет предаться человеческим слабостям, будь то, поражение своими безумными нечеловеческими действиями, или очищение желудка, но не сейчас.
И он побежал, обратно к машине, надеясь не встретить по пути хозяев дачных участков. Открыв багажник, он извлек оттуда канистру с бензином, которую возил с собой на случай дальних поездок. Потом он вспомнил про топор, который ему всучил Андрей для «разделки свиньи» и сунул его под мышку.
— Надо же, как знал что пригодиться, хоть не придется марать «Чёрный дух», нужно будет поблагодарить его за это, – подумал Вал.
Вернувшись, он с облегчением вздохнул, жертва по-прежнему находилась в том же месте и в том же положении. Присев на одно колено перед телом, он принялся отрубать конечности, руки прошли ампутацию без особого труда, а вот на ноги Вал потратил намного больше времени. Толи под конец затупился топор, толи кости ног были крепче, но с каждым взмахом делать это было все сложнее, очень устали руки, и мешала кровь, залившая глаза. Окончив процесс он вытер глаза. Потом посмотрел на шлем, который лежал на рюкзаке вблизи, и пожалел, что он его снял. Воткнул топор в землю и, взяв канистру, стал щедро поливать свое творение. Убедившись, что в таре нет ни капли, он присел у рюкзака, и, кинув спичку, стал наблюдать за огнем. С этим огнем сгорали его страхи, его ненависть к Мигелю – достойному врагу с большой буквы, такими врагами можно, и нужно гордиться, а еще сгорал и он сам – Вал которого все знали. Что-то в нем изменилось навсегда, что-то внутри вспыхнуло с этим огнем и с ним же навсегда потухло.
Немного переведя дух, он вспомнил про Алису. Подойдя к сараю, Вал нашел ее у дальней стены и, похлопав ее по щекам, привёл в чувство.
— Как ты?
— Да нормально, только голова болит, и еще, наверное, пара ребер сломана, броня очень помогла, а так бы хана! Кстати, он опять сбежал?
— Догорает. Пойдем, покажу. Идти сможешь?
Приобняв ее, он помог ей подняться и повел показывать свое творение. Она очень долго смотрела, как догорает ревенант, не говоря ни слова. Потом, прикусив губу, так же молча посмотрела Валу прямо в глаза и отвернулась, освобождаясь от его объятий. В этом взгляде не было ничего кроме страха. Он все понял. То, что он сделал – не под силу человеку.
Постояв еще несколько минут, они стали собираться, Вал отыскал свой второй автомат, потом закидал пустые рожки к себе в рюкзак, вытер топор об траву и пошел обратно к машине. Закидав все оружие и переодевшись, он взял у Алисы сигарету и, оперевшись спиной на машину, стал ждать, в то время как Алиса куда-то звонила. Потом он вспомнил, что у него тоже есть телефон, который он отключил перед боем. Включив телефон он обнаружил новые смс и стал читать.
Почти все смс были от Насти, в которых она писала, что очень переживает, почему он не поднимает трубку, и так как приезд ее мамы отменился – хочет с ним увидеться. Тут же пришла только что написанная смс, в которой было написано, что она уже приехала к нему и будет его ждать. Он уже собирался перезвонить, но его отвлекла Алиса.
— Валера, я разговаривала непосредственно с начальством КАЯ, они выделили к вам в Таганрог четверых агентов на постоянную работу и арсенал вооружения, тебя без вопросов хотят сделать старшим. Но если ты не хочешь взваливать на себя ответственность главного, то можешь ничего не делать, просто будешь как бы в запасе, получишь документ, да доступ к вооружению и можешь жить как раньше.
— А гранаты у КАЯ есть?
— Конечно, есть, и АК-104, которые получше твоих будут, плюс пули с особого сплава, которые на ревенанта по идее действуют, как серебро в фильмах про вампиров. И кстати можешь оставить бронь себе, она, можно так сказать, проверена боем, но если где-то жмет, то можешь выбрать новую, из тех, что привезут.
— А медаль и благодарственную грамоту мне вручат?
— Только деньгами, типа премии, медали сегодня уже все раздали.
— А в чем будет заключаться моя работа?
— Да особо не в чем, просто, если заметишь что-нибудь неладное, сразу сообщаешь. И наоборот, если кто-то обнаружит в округе какую-нибудь хрень, ты будешь должен вместе с остальными агентами все проверить, и при необходимости – уничтожить.
— В принципе, звучит очень даже мирно, а как часто приходятся вызовы?
— В больших городах типа Питера и Москвы – примерно пара случаев в месяц, иногда чуть больше, иногда чуть меньше, а в маленьких городках типа вашего – вообще раз в несколько лет. Да и зарплата нормальная, а за убитых упырей платят премию в пять сотен баксов.
— А за ревенантов?
— Раньше никто о таком и не предполагал, ревенанты не только сильнее и живучей людей, они к тому же еще и мистически удачливы и могучее. Фактически, если кто и пробовал открывать огонь по ним, оружие давало осечки, заклинивало, в общем, происходила всякая хрень, поэтому я уверена, что такому счастливчику как ты— заплатят премию дюжины упырей, и вообще с финансированием у нас все налажено, так что нет причин для волнений.
И тут, на Валеру будто обрушился девятый вал. Он почувствовал резкую слабость по всему телу, и закололо в висках. Взглянув на небо, он вновь увидел пасмурные серые барханы облаков, ни капельки не похожие на белогривых лошадок или овечек, с которыми обычно сравнивают их в песнях, они больше походили на какие-то мрачные, серые и очень холодные скалы. Кап!— Капля упала ему прямо на нос. Кап!— И еще одна, только уже на щеку. Начинался дождик.
— Ну что? Поехали, я покажу тебе штаб квартиру КАЯ, да ты заполнишь форму для оформления документов? А к тому времени, гляди, и начальство прибудет из Москвы.
— Ты извини, а то что-то мне поплохело, да и вздремнуть надо, а то скоро третьи сутки пойдут.
— Ладно, как приедет начальство, я свяжусь с тобой,— сказала она, рассматривая лицо Вала,— Вал, да ты прям, весь побледнел, приляг сзади, я отвезу тебя.
— А твоя машина? Не бросать же ее тут? Я доеду, это у меня спазмы на погоду, плюс недостаток сна, не переживай.
— Нет, я буду переживать! А машину местные дармоеды отгонят в КАЯ, так что не спорь.
Когда они приехали к дому где живёт Вал, она пожелала ему побыстрей придти в себя, и отказавшись даже зайти попить чаю, отправилась на поиски такси.
К тому времени у Валеры уже дико болела голова, и хотелось пить, к горлу вновь подходил ком, и периодически перед глазами проблёскивали сегодняшние эпизоды. Он как на автопилоте открыл входную дверь, быстро разувшись, и не реагируя на ласки приветствия Акабоса, отправился на кухню. По пути он заметил боковым зрением Андрея и Настю, но не отреагировал, настолько его трясло и разламывало. Лишь выпив ассорти таблеток, он присел на табурет и обратил внимание на присутствующих.
— Ну и видок у тебя! – ужаснулся Андрюха.
— Да, ужас…— невнятно процедил Вал, пытаясь налить себе чай, и отхлебнув, продолжил – Насть, Андрюх, я очень вас люблю и уважаю, но сейчас у меня дико болит голова, все расспросы потом…
Он положил подушку и рухнул на диван. Очень долго ворочался и не мог найти себе места. Подташнивало, и болела голова, но усталость взяла свое, и он погрузился в дрему вперемешку с бредом, краем сознания слыша песню Самойловых, которая играла в соседней комнате, убаюкивая его.

Нет, теперь не то время,
Нет, теперь не то небо,
Когда мо— жно   бы— ло   просто улыбаться,
А надо и кого-то любить
И надо жить после того
И снова, снова, снова убивать
A! Ведь это раньше

Мо— жно   бы— ло   просто улыбаться,
Серым оно будет
Раньше мо— жно   бы— ло   просто улыбаться,
Серым оно будет
Раньше мо— жно   бы— ло   просто улыбаться,
Серым оно будет потом.

Ему снилось, будто он вновь лежит на земле, и пытается нажать на курок, но пистолет дает осечку, издав предательский щелчок, затем второй. Со всех сторон его окутывает глубокий, давящий сознание хохот и ревенант впивается клыками в его шею, а хохот все нарастает. Он старается проснуться, цепляясь за мысль, что это сон. Открывает глаза, сердце бешено бьется, он лежит на диване в зале, голова все еще болит. Глаза закрываются под тяжестью век, и он снова возвращается к тому месту, на котором оборвался сон. Ревенант указывает ему жестом в сторону общего врага, и Вал с готовность, послушно выполняет приказ, убивая беспомощно лежащую Алису. С наслаждением пьет ее кровь, кровь врага. Теперь ему нечего не угрожает, он полон сил и он не человек. Его душу переполняет океан восторга, и очень хочется как-то это выразить, пока эмоции не поглотили его рассудок. Хочется радоваться каждому звуку, каждому прикосновению, и всему что окружает, всему миру в целом – новому миру. Все перед глазами будто горит, словно звезды спустились с неба, до них можно дотянуться, и он за мгновение проделывает немыслимый путь, восхищаясь новыми ощущениями, это и есть свобода, о которой все мечтают, но даже не догадываются, насколько она прекрасна и одновременно чудовищна. Он осматривается, большие красивые дома, деревья, памятники, и люди, они все как один чему-то радуются с неестественными улыбками на лицах и будто не видят его, не видят ту красоту, что переполняет Вала, не хотят видеть. И он делает шаг по широкой асфальтовой дороге предназначенной ему одному, выплескивая эмоции, делясь со всеми своею безумной радостью, убивая всё на своём пути. Время замедляется, или он просто набирает скорость, перед глазами все новые и новые лица, искаженные в предсмертных муках, и кровь, много крови. Они пытаются убежать от него, как от неминуемой угрозы, но это лишь придаёт остроту ощущениям. Ох, как потрясающе ощущать себя опасным, смертельно опасным. Чья-то рука буквально вырвала его из этого мира. Нехотя открыв глаза, он увидел Настю с тревожным выражением лица.
— Валера, ты так сильно кричал во сне, кошмар приснился?
— Не помню – сказал Вал
Ему снился безумный сон, но он не был кошмаром, это было чудовищно красиво, и он наслаждался каждым его моментом. Он встал, и направился на кухню, сожалея, что его сон оборвали.

13

7

В голове была ужасная неразбериха, хотелось с кем нибудь поделиться, выплеснуть эмоции, которые так тяжело хранить, а попросту забыть нельзя. А может, он просто хотел похвастаться? Заявить о своем подвиге, дать интервью, чтобы его похлопали по плечу незнакомые люди, и сказали с уважением что-то вроде «Спасибо! Ты храбро поступил!», а близкие друзья и родственники поняли, что он это сделал ради них. Или все не так? Нехорошо быть гордецом, но что поделаешь, жаль, ведь не поверят, а если и поверят, то в лучшем случае его ожидает страх дорогих ему людей по отношению к себе, а не уважение, это в лучшем случае. Он всегда вел себя открыто, так сказать – был самим собой, а кому нужен он такой? Даже Алиса смотрит на него теперь иначе, а что говорить об остальных…
Он сел за стол, прикоснулся рукой к чайнику – вода была горячей. Поднял крышку заварника, оттуда шел приятный аромат. Как приятно когда просыпаешься, и обнаруживаешь свежезаваренный чай, а то вечно – то воды нет, то заварки, подумал он, наливая себе чай. Только выпив чашку чая, он смог более ли менее проснуться, и осознать, что не один. Настя сидела напротив и не спешила заваливать Вала вопросами, но по ней то видно, что ей очень важно расставить все точки над i, но она покорно ждет, пока Вал сам не расскажет все, что посчитает нужным.
Ей важно было знать, кто она для него, большое и счастливое будущее или просто знакомая, которую он избегает,— именно это он увидел, заглянув ей в глаза, а точнее услышал. Раньше такого не было. «По-моему, у меня крыша течет все больше и больше, надо с этими голосами завязывать»,— подумал с досадой Вал, и, закурив, собрался с силами и прервал тишину.
— Хотелось бы мне знать, о чем ты думаешь сейчас,— все так же смотря в глаза, протянул Вал.
— О том, что тебе нужно быть немного решительнее.
— Насколько решительнее?
Она слегка улыбнулась.
— Не, ну понятно, что дурацкий вопрос, я просто стеснительный человек, и вообще романтик, так что у меня всегда это выходит с тормозком, а еще и дела…— начал вяло оправдываться он, а потом придумал,— жди тут! Я щас буду!
Быстро умывшись, Вал обул кроссовки и вышел на улицу. Дойдя до остановки, он скупил все розы у бабулек, которые торгуют здесь постоянно цветами и семечками. Дождался, пока определят их численную принадлежность и красиво упакуют. Роз было семьдесят восемь, и Вал сократил их количество до семидесяти семи, подарив одну из роз какой-то девушке по дороге назад.
По пути он ощутил спокойствие и подъем настроения. Можно было бы даже назвать это чувство полетом души, но все таки он колебался, и до последнего не мог признаться себе, что летит на крыльях любви. Фактически он уже не мог дождаться момента, когда скажет ей «люблю», и от нетерпения сам не замечая того— ускорил шаг. Куда-то делась, мучающая его робость, ком откатил от горла, и появилась масса слов, которые он не мог сказать до этого, да какой там сказать, сейчас он был готов петь! Посмотрев на небо, он сразу же испытал радость к каждому его облачку, каждой тучке, через которую лучиками подмигивало ему солнышко. И не важно, что было, и что может случиться, ведь нужно стараться получать хорошие эмоции и уметь искренне наслаждаться и радоваться как жизнью в целом, так и каждым ее моментом.
— Настя, я тебя люблю!— сказал он, протягивая букет, стоя при этом на одном колене.
Она наклонилась и поцеловала его.
— Я тоже тебя люблю Валерка!
— И спасибо, что проявила ко мне терпение, теперь все будет по-другому.
Они отправились на кухню и приступили к завтраку. Потом Настя устроилась у него на коленях, они просто смеялись и болтали о всяких пустяках, искренне радуясь и не замечая счет времени. Она рассказала, что выросла в Норильске, как жила и училась, как заболела ее бабушка в Таганроге и мама забрала ее к себе. Потом она с братом приехала сюда учиться, окончив школу. Это мама настояла и выбрала им именно этот институт, надеясь, что дети пойдут по ее стопам, и в принципе все к этому и шло.
— А где Андрюха? Спит что ли до сих пор? – спросил он Настю, закуривая последнюю сигарету.
— Нет, нам жалко было тебя будить, а там позвонили из зала, и он решил выйти сегодня вместо тебя.
Вал достал телефон и набрал Андрея.
— Андрюха, спасибо что прикрыл, мы с Настей попозже приедем. Вечером играем, скажи отцам Варкрафта, пусть приходят. А, кстати! Повесь объяву, что после завтра пройдет турнир, бери по пять сотен с команды…
Обговорив все нюансы, он положил трубку и пошел принять душ. Настя будто поджидала его на выходе из ванной. Он поцеловал её. И вот так, на одном дыхании, не прекращая поцелуя, они направились в комнату, дабы насладиться ласками и утонуть в дурманящих голову чувствах. В особые моменты возникало чувство, что они летят, все выше и выше. Они летели на крыльях настоящей любви.
— Какие планы на сегодня? Опять сбежишь? – спросила она, с тревогой в голосе.
— Нет, солнышко, я теперь некогда от тебя не убегу, правда мне сегодня должны позвонить, нужно будет съездить по делу, это на счет новой работы, а потом я весь в твоем распоряжении!
И тут же предательски зазвонил телефон, поговорив, Вал поцеловал Настю, оделся, взял паспорт и пошел к машине. Подъехав на указанный адрес, он вышел. Увидев Алису, выключил плеер, и направился к ней. Это было недалеко от места их последней встречи, только в отличие от дачных участков, это был просто частный сектор, к тому же в черте города, но все равно – рукой подать, очередью настигнуть. Высокий кирпичный забор, заметно выделяющийся от окружающих деревянных и железных ограждений. О том, что было внутри, можно было гадать. Снаружи было видно только небольшую часть крыши, приблизительно двухэтажного здания, если доверять его глазомеру.
— Решила позвать меня на поминки Мигеля? – съязвил Вал.
— Нет, вообще-то начальство прибыло.
— По идее они еще вчера должны были, нехилое «быстрое реагирование».
— Начальство не опаздывает, оно задерживается, – ответила на его дерзость Алиса.
— Мда, просто не спешит,— философски сказал Вал, и тут же поменяв тон, добавил,— ладно, я что-то увлёкся, пора знать честь, веди, знакомь.
Внутри было действительно большое двухэтажное здание, а за ним угадывалось что-то наподобие футбольного поля. Возле дома были припаркованы четыре машины, Алисина девяносто девятая, и три больших черных джипа, похожих чем-то на хаммер, только хаммеров полно, а таких машин он не встречал в городе ни разу, было в них что-то напоминающее ленинский броневичек времен революции. Входную дверь с серьезным видом и знанием своего дела охраняли двое военных, с оружием в руках, облеченные в такую же, как и у Вала бронь. Алиса привела его в какую-то комнату, похожую на офис и велела ждать. Он сел на диван и стал ждать, нервно постукивая пальцами по коленке. Вал очень не любил ждать, ему хотелось курить, а последнюю сигарету он выкурил очень давно, этот факт еще больше усиливал его нездоровое отношение к ожиданию. Через несколько минут, в комнату вошла молоденькая, очень по-яркому красивая девушка с фигурой модели, и сев за стол, жестом пригласила его, указав на стул.
— Нужно заполнить кое-какие бумаги, ваше полное имя?
— Яровой Валерий Семёнович, восемьдесят второго года выпуска,— пошутил Валера, и, достав паспорт, добавил,— вот, я шпаргалку с собой взял, можете переписать.
Девушка улыбнулась, оценив юмор.
— Хорошо, так будет даже удобнее. Только еще нужно указать позывной.
— В смысле? – Вал заметил на столе пачку сигарет, и, не удержавшись, спросил,— У вас не будет сигареты?
— Да, пожалуйста,— сказала девушка, и, достав две сигареты, протянула одну,— ну в смысле позывной нужен для связи, все таки секретная структура. Ну, вот допустим, с тобой будут работать следующие агенты: Фанатик, Мазохист, Ад, Пашист, Негодяй, Бармалей и я – Цветок.
— Сразу видно по позывным – молодежь из «Зелёного Мира», надеюсь, они хоть «Диабло» прошли в качестве стажировки,— сказал Вал, затягиваясь, а потом с каменным лицом выдыхая дым – пишите Гроб.
Улыбка с лица Цветка сразу сошла на нет. Она поправила очки, которые сползли почти на самый кончик носа, предавая тем самым ей еще большую сексуальность, записала что-то в компьютере, сделала распечатку и, сказав, чтобы он снова ждал (причём обратилась снова на Вы, и с той же официальностью, что и вначале), вышла.
Потом вернулась Алиса, и отвела его в большую комнату, где его минут десять испепеляло взглядом начальство, говоря в пол голоса о чем-то между собой. Затем ему одобрительно пожали руку, поблагодарили за подвиг, и даже выдали обещанные премиальные в размере ста пятидесяти тысяч рублей.
— Жестоко! – сказал Вал, убирая деньги в карман.
— Зарплата будет немного поменьше, около четырёх тысяч баксов. Надеюсь, ревенанты нас не разорят,— с улыбкой сказал один из начальников, и похлопал Валеру по плечу. Из всех присутствующих только он был симпатичен Валерке, сразу видно, действительно военный, знающий не только в теории о КАЯ. Об остальных присутствующих сказать того же было нельзя. Нет! Не то чтобы они были старыми жердями, дармоедами, протирающими брюки. Нет! Но внешний вид не показатель. Вал какой-то частью своего сознания понимал, и чувствовал, что они никогда не были на операциях, и не подвергались такой же опасности как он, побывав в этой шкуре хоть раз, человек меняется, немного гаснет искорка в зеркале души, совсем немного, но этого достаточно, чтобы заметить.
Еще на столе его ждало удостоверение, и телефон. Он недоумённо посмотрел на телефон, потом на присутствующих, а затем снова уставился на телефон.
— Всё по порядку, вот удостоверение, типичное удостоверения ФСБшника, только с маленьким указанием на отдел и позывной, фактически это своего рода оружие, в любой момент ты можешь показать его милиции, и они должны, нет, обязаны оказать тебе помощь, что б ты не приказал, только без злоупотребления. А теперь на счет телефона, это стандартная модель, используемая спецслужбами, положено… Его нельзя прослушать, у него усиленный прием сигнала, вещь! Номера агентов, с которыми тебе предстоит работать уже в памяти, удачи! – окончил инструктаж один из теоретиков начальства.
Вал кивнул и вышел.
Ожидая за дверью Алису, он провёл время с пользой – достал свой надежный телефон, что служил уже второй год ему верой и правдой, странно, даже кнопки не потерлись, как новенький. И это притом, что Вал не приемлет использование различных чехлов и футляров. Вечно, оденут какое нибудь силиконовое уродство, чтобы кнопки не стирались, и влага не попадала, а то, что пыль при этом собирается, и телефон потом в руки брать не приятно, этого они не замечают. Я, конечно, не говорю, что вещи не надо беречь, но если человек умудряется постоянно ронять аппарат, и купать его в пиве, то тут уж никакой чехол не поможет, и вообще – есть надежный способ, чтобы сберечь телефон, нужно просто оставлять его дома, а не таскать его везде и всюду. Есть и еще один, почти такой же сто процентный способ, носить телефон на самом дне сумки, желательно засыпать его чем-нибудь звукоизолирующим, и как обязательный пункт, сумка должна быть при этом плотно застегнута. К этому рецепту прибегает большая часть хозяек телефонов, тем самым, ограждая его от наводнений с землетрясениями, единственный минус, что под всей этой толщей безопасности фактически невозможно услышать даже самый громкий звонок, но это ведь не главное? Он извлек сим-карту, вставил ее в новый агрегат и набрал Настю.
— Привет, как ты там?
— Уже скучаю по тебе!
— Я тоже. Ладно, я скоро буду, там деньги в столе— купи, пожалуйста, что-нибудь поесть.
— Хорошо, солнышко.
Вал улыбнулся и повесил трубку.
Еще немного подождав Алису, он вспомнил, что оставил паспорт у цветущей секретарши в кабинете, и отправился туда. Там никого не оказалось, как впрочем, и паспорта, тогда он пошел дальше, бродить по просторам своей новой работы. Цветка, и остальных своих коллег он нашел на заднем дворе. Один из них помахал ему приветливо рукой со стремянки, еще один придерживал эту шаткую конструкцию обеими руками и поэтому просто кивнул, остальные беззаботно и очень эмоционально руководили со знанием дела. Вал дождался, пока они окончат установку очередной камеры наружного наблюдения, после чего всем представился.
— Я собственно паспорт забыл.
— Давайте перекур! А потом, будет и паспорт, и табельное оружие тебе выдадим, я типа ответственный за всю эту байду, – предложил Пашист.
— Тогда с тебя сигарета, – согласился Вал.
Потом ему вернули паспорт, и всей численностью КАЯ (Вал понял по их взглядам, что им очень любопытно – что же он выберет), отправились в так называемую оружейную. Пашист звеня ключами, открыл дверь и довольно улыбнувшись, начал представление. Скорее всего, ему безумно нравился процесс демонстрации арсенала, выбрав оружие, он начал ознакомление.
— Это АК-104, убойная штука, но слегка громоздкая, как альтернативу могу предложить сто пятый, это тот же сто четвертый, только укороченный, и отличается калибром. Но еще, как вариант, есть Хэклер тридцать третий, с сорока миллиметровым подствольным гранатомётом, так же при желании возможна стрельба винтовочными гранатами со ствола. В принципе на заднем дворе можно всё это дело опробовать, если в чем-то сомневаешься.
— А ты бы что посоветовал? – спросил Вал, хотя сам уже давно определился.
— Кох!  Но сам понимаешь, нафига в городе такая бандура с подствольником? Не очень удобно.
— Я возьму! – сказал Валера с довольным видом.
— Не сомневался! – с не менее довольным видом, ответил Павел, и добавил,— И как само собой разумеющееся – тт!
Вдобавок к оружию, немного поискав по ящикам оружейки, Пашист выложил обоймы ко всему выданному комплекту, и снова пояснил.
— Вот специальные патроны, полный соц. пакет! Просьбы, пожелания будут?
— Ты знаешь, пистолет оставь, дай лучше под него еще три-четыре обоймы, у меня таких и так два,— Вал достал из-за пояса свои тт-шки, извлек обычные обоймы, и зарядил хвалеными пулями, предложенными из соцпакета, и также непринужденно убрал оружие за пояс,— и выдай-ка еще, пожалуйста, этих ваших хвалёных 7.62 под калаш, рожка четыре.
Немного изменившись в лице, оружейник КАЯ снова побродил по комнате, открывая ящики в поисках рожков, и найдя, с слегка побледневшим лицом, положил их на стол.
— Вот! Всё?
— Я, конечно, понимаю, и искренне надеюсь, что оно не пригодится, тем более в таких масштабах, но выдай еще на всякий якай, пару, тройку гранат, – сказал Вал, делая ударение на каждый слог.
Снова немного порывшись, ему отыскали гранаты, а также вручили какую-то бумагу под подпись, давая понять, что базуку и танк Т-30 ему в этот раз не дадут, типа хватит с него, и так набрал на пять лет вперед.
— Когда устроим корпоративную вечеринку? Начальство только что отъехало,— нарушила тишину незаметно для всех вошедшая Алиса.
— А почему ты не уехала с ними? – удивленно спросил Вал.
— Положено так, ровно через тридцать дней уеду, а пока, типа должна тут все контролировать. Да и как бы я могла уехать, не попрощавшись с тобой? – она подмигнула Валу.
— Ладно, мне пора, завтра можно подъехать? Хочу потестить хэклер. И кстати, есть ли среди присутствующих истинные геймеры? Если будет желание, приезжайте часика через два, в мой компьютерный клуб, да и не только геймеры, короче будет желание порезаться по сети или попить пива, вот! –  И достав из кармана визитку, Вал положил ее на стол.

8

— Да что ж это такое! – со злостью подумал Вал, и остановился у табачного ларька. Склероз! Вечно что-то, да забывается! Вечно чего-то не хватает. То Акабоса забудешь выгулять, или еще хуже покормить, к тому же бывает, что не только о нём, но и о самом себе порой забываешь, с трудом понимая, что иногда людям требуется побаловать организм писчей, а не только чаем с никотином. Порой доходило даже до смешного. Возникает ситуация, когда душа требует музыки, несомненно, лирической, в классическом её проявлении. Например, по истине красивый, завораживающий безумием настоящий Хэви-металл от Judas Priest, голос которого выплёскивает на тебя водопад эмоций, окунаясь в который ты получаешь заряд энергии, подталкивающий отправиться бороться с любыми трудностями, но, не навевая при этом ничего дурного, чувствуешь какую-то искорку отваги в сердце, и мир вокруг обретает новую ценность по отношению к многим фактам, в которых был почти разочарован. Пальцы ищут кнопку, накручивают громкость. А звука всё нет и нет! Тогда невольно осознаешь, насколько бесполезен плеер без наушников. Вот он, жирный минус ДС! В эти промежутки резко улучшается мыслительная деятельность, однако память, наоборот, уменьшается. И неосознанно из глубин архивов воспоминаний, всплывает стих о том, из чего же состоит «эта память!», сам того не понимая, начинаешь обдумывать, обрабатывать, и анализировать,— Действительно, из чего? Немного прокрутив эту мысль в недрах своей головы, Вал так не к чему и не пришёл. Единственное он понял, так это то, что не согласен с точкой зрения о минусах Депривации Сна: «В качестве побочного эффекта, ДС дает всепоглощающий пофигизм». Нет! Пофигизм это не плохо, а даже наоборот, очень даже… И вообще! Как-то это уж больно странно— забыл купить сигарет, забыл взять наушники, хотя выспался на год вперед, и, причем проспал больше своей нормы в семь-восемь часов, которой хватало бы на пару суток бодрости в лёгкую! Будем молиться, чтоб хоть деньги с собой были, хотя, даже не возьми он с собой бумажник, левый карман джинсов теплом тысячи солнц и жаром не меньшего количества вулканов грела премия, которой хватит, чтобы легко купить весь табачный ларёк целиком. Еще и на наушники должно остаться! Достав одну купюру с тремя нулями, и указав продавщице, на красный и золотистый цвет пачек Мальборо, он огляделся по сторонам, дожидаясь пока продавщица вычтет сумму товара и отсчитает сдачу. Купить сразу два блока он решил по двум причинам, во-первых— на будущее, а во-вторых, чтобы не попадать больше в такие ситуации, как-то стрёмно получилось с сегодняшним клянченьем у новоиспеченных коллег.
Вежливо поблагодарив продавщицу и убрав деньги в правый карман, с сигаретами под мышкой он подошел к продавцу книг, который торговал шедеврами фантастики у стены городского универмага, по-простецки разложив их на цементной плите. Когда Вал совершал здесь покупки, в большей части случаев выходило так, что книга редко удовлетворяла его изощрённые требования, не подпав под какие-то критерии, не понятные до конца даже ему. А если попробовать выразиться проще – не брала за душу, и как следствие, прочитанная только на пять процентов, книжка забрасывалась к своим соплеменникам в шкаф, правда чаще всего, вскоре она находила того, кто оценит ее во всём объёме и с радостью дочитает до конца, дочитает и забудет. Но это будет не Вал! У него было много знакомых, которые брали у него «что-нибудь» почитать. Как сказал когда-то Николай: «Я читаю фантастику, потому что в детстве очень любил сказки, они многим очень похожи и в принципе неплохо отвлекают. Попадаешь в различные миры, просто для развлечения. Особо об этом не стараешься задумываться, и не пытаешься  черпать что-то из написанного. Порадовал глаза, и забыл!». Валера же, будучи очень впечатлительным, каждый раз очень надеялся на то, что герой будет героем, а не депрессивным подкаблучником, с единственной целью – освободить из плена очередную принцессу, при этом проделав свой подвиг как можно безопаснее, всячески избегая малейшего риска. Главами обдумывая, насколько же сильно он ненавидит своих врагов, как лучше их перехитрить, и все время скуля и проклиная небеса за то, что его участь быть жалким, слабым и неприемлемо беспомощным, по сравнению с противником. К тому же, чаще всего враг не один, а с целой несметной армией, возглавляемой чем-то непознанным и не материальным. Хорошо, если ко всему прочему, в самый безвыходный и критический момент силы зла и добра уровняются на чаше равновесия, прейдя на помощь в виде каких нибудь рыцарей справедливости, или ордена древних ангелов— главное обозвать их покрасивее!.. И тогда «герою» ничего не останется, кроме как одержать победу. Расплывчато сделать какой-нибудь жест в виде взмаха палочки, снимая тем самым великое проклятье, или удара мечем, убивая дракона, от тирании которого многие были повержены в горесть и страдания. Придав тем самым штрих яркого пафоса. А еще, на закуску, он обязательно должен сказать какую-нибудь глупость с непременным намёком на продолжение, да так, чтобы все восприняли её как серьёзную, философскую речь. Нет! Такие «шедевры» Вал не дочитывал, бросая на первой сотне страниц, и возвращаясь к рукописи, только после нескольких веских положительных отзывов и наставлений к прочтению. Так он прочёл в своё время пару томов Стругацких со второй или третьей попытки, но всё-таки не смог стать фанатом всего творчества братьев-писателей, из-за ломанного и тяжело читаемого на его взгляд языка, которым они писали, а так же от незначительности влияния главных персонажей на происходящее вокруг. Наверное, он просто не смог до конца вникнуть, и понять суть, а жаль! Но, такие книги имели особую, отдельную полку в шкафу. Валере казалось, что их время еще не пришло, когда нибудь оно настанет, история будет оценена, и придётся по вкусу даже его привередливому вкусу.
— А у вас есть «Башни» Кинга? – спросил Вал, и, поймав непонимающий взгляд продавца, которого он буквально вырвал из одного измерения в другое, развернув его к себе лицом, отвлекая тем самым от разговора с соседом, который делал вид, будто он торгует музыкой, по-садистски обливая проходящих мимо людей очередным «русским» супер популярным «хитом», что аж земля уходила из-под ног. Валера с ошарашенным лицом,  боролся с желанием, то ли прострелить динамики, высадив не меньше десятка пуль в каждый, то ли для лучшего эффекта сходить к машине, и вытянуть испытать новенький Хэклер энд Хок. И всё же пересилив желание учинить беспредел, вернулся к реальности, отогнал мысли, от переизбытка которых начинала болеть голова, и пояснил более подробно,— Ну «Тёмные башни» Стивена Кинга, есть?!
— Нету!
— А «Поваренная книга анархиста»? – начал разыгрывать комедию Валера.
— Хм, что-то не припомню, а кто автор?
— Уильям Пауэлл
— Нет! Но есть…— начал предлагать ему тот что-то из фентези, с единственной целью, не потерять потенциального покупателя.
Так ничего и не выбрав из представленных культурных ценностей, Вал взглянул на выбор наушников в форме «капелек», цены обещали короткий и некачественный срок существования. Вот так всегда, в форме «чебурашки» всегда имелся выбор. Как дешевых, некачественных аксессуаров для одноразового, жалкого подобия с намёком на прослушивание музыки, так и ассортимент надёжных беспроводных гарнитур для меломанов, с микрофоном и без, да что уж там говорить, плюсов у таких устройств было много. Даже если не взирать на цену, главный минус был скорее даже не в вещи, а в самом Валере, он неуютно чувствовал себя в этаком обруче, который постоянно мешал. И уже уверенно стоя на ступеньках перед входом в универмаг, мысленно распрощавшись со своими наушника и временем, которое он сейчас потратит на нудный поиск подходящего образца, достойного радовать ухо истинного ценителя искусства, при этом не ограничивая себя в удобствах использования, он уже собрался войти, как вдруг зазвонил телефон, издавая неприятные и нехарактерные звуки стандартной мелодией производителя. Хм, обычно Вал сам делал звонки на компьютере под каждую группу, или использовал удачные творения Андрюхи. Даже новому телефону он успел задать свои излюбленные настройки во всем, это касалось и звука в том числе – благо карта памяти из верного сименса подошла к новой модели. Он посмотрел на экран, на котором было отображено имя и группа потенциального собеседника:
Цветок
КАЯ
Валера нажал кнопку приёма, пытаясь при этом одной рукой распаковать сигаретный блок.
— Что-нибудь случилось?
— Привет ещё раз! Нет! Все нормально,— легкий смешок, не насмешка над собеседником, а просто невольное выражение её весёлого настроения или эмоций, которые она испытывает, разговаривая с Валерой, а может показатель обоих факторов сразу, главное не обольщаться,— Просто звоню, чтобы сказать, что ты забыл свои наушники у меня в кабинете.
— Во как! А я даже не задумывался о месте, в котором я мог их потерять, я с ними уже фактически распрощался. Огромное тебе спасибо, о, прекрасная спасительница …,— Он замялся, недоговорив фразу, но тут же понял, чего не хватает,— кстати, Цветок, как твоё имя?
— Цветок! Просто Цветок.
— Пусть будет так! – недовольно отозвался он.
— Ну, чего ты обижаешься, Валера?
— Для тебя я дядя Гроб! Мне кажется, ты не совсем понимаешь, я конечно согласен, агентам не обязательно знать, какого цвета у тебя нижнее бельё, но может получиться так, что тебе придется доверить мне свою жизнь, а ты мне даже имя своё боишься открыть, как великую тайну. Ладно, короче, спасибо! Завтра заеду, заберу.
Убрав телефон в карман, он двумя руками принялся разрывать буквально в клочья целлофан прямоугольной коробки, спеша добраться побыстрее до содержимого, безотказно служившего ему хорошим успокаивающим. Рассматривая людей, которые нескончаемым потоком входили и выходили из центрального универмага. Отметив где-то у себя в голове, что нужно не забыть сделать мелодию для новой группы – КАЯ, при этом жадно выкурив две сигареты, он вздохнул, и как-то нехотя сел в машину. Оставшийся запечатанным красный блок он закинул в бардачок, и стал искать пищу для магнитолы. Это не то, это тоже,— в последнее время он редко слушал музыку в аудио формате, отдавая все больше предпочтение вместимости mp3, и поэтому не мог найти ничего хорошего, среди ассортимента, который он заслушал до дыр. Устав перебирать пыльные пустые коробки и неподписанные болванки, он сунул руку в самый низ стопки, и включил первое, что попалось в руки.
Metallica— Master Of Puppets
Что ж, не худший вариант. Классика! Можно даже так сказать. А еще эта песня отлично передавала его настроение, благодаря вот таким шедеврам, порой даже безумно хочется научиться играть на бас-гитаре.
— Чего-то я витаю в облаках, надо закругляться с размышлениями «обо всем и не о чем»,— подумал Валерий, заходя домой,— хотя иногда полезно побыть наедине с самим собой.
Он улыбнулся сам себе в зеркало.
Дома его ждала Настя, такая родная и дорогая ему девушка, жаль, что он не сможет быть до конца откровенен с ней, доверие— это было для него одним из важнейших пунктов,  критерием чуть ли не первой важности в идеальных отношениях между мужчиной и женщиной. Наверное, он так никогда и не сможет ей открыться всей глубиной своей души. А без этого не получится жить душа в душу. От этого, находиться рядом с любящим его человеком, становилось всё тяжелее с каждой минутой. Вот она встречает его поцелуем, с радостью смотрит на него, и он отвечает взаимностью, искренне проявляя заботу, Настя зовет его к столу. Когда он последний раз ел что-нибудь сложнее бутербродов или яичницы, и запивал не чаем. А тут запеченная курица с гарниром, бутылочка белого вина, праздничная скатерть, свеча придает последний штрих – настолько романтично, что буквально во всем ощущается присутствие ее любви к нему.
Да только это все обман! Её любовь не может быть истинной, так как Вал не позволяет любить себя настоящего. Выставляя на показ лишь те части, своего Я, которые считает правильными, которые никто не осудит, и всё из-за боязни быть с ужасом отвергнутым. Узнай она всю его сущность, прошлое, взгляды на жизнь и людей в целом, понимание и ощущение мира, быть может, всё пошло бы иначе, но он боялся этого, устав сталкиваться с непониманием… Ах, если бы он знал ответы на все эти вопросы.
Но, так или иначе – ужин окончен, вино допито, даже свеча и та потушена, улетучивая тоненькой струйкой дыма последние чары романтизма. Однако нет причин расстраиваться, есть Андрюха и целый клуб отцов, ожидающих его компании в знатных битвах за виртуальные земли и славу! Жизнь прекрасна и не стоит унывать!
Приехав в клуб, они не обнаружили ни одного свободного компьютера, и хотя все здесь принадлежало Валере, он как все, стал ждать пока люди доиграют своё честно арендованное время, потому что он всегда чтил правила и уважал клиентов, учитывая, что  человек не ведет себя с точностью наоборот, в противном случае – разговор короткий.
В запасе было около сорока минут, и не хотелось особо скучать, хотя чего скучать? Он отвлёк Андрюху от разговора с каким-то длинным, как струна, белобрысым щёголем:
— Админ, блин! Я пойду за пивом, а ты пока Настю развлекай. Кстати, меня никто не спрашивал?
— Давай! Только меня тут самого развлекают, мама не горюй, щас дорежу этому типу диски, и буду развлекать!
— И на вот тебе! Дарю! – Вал протянул Андрею свой старенький телефончик.
— А ты себе новый купил?
— Нет, старый разродился!
Уже накупив пива с чипсами, и немного отойдя от ларька, Вал встретил своего старого друга Евгения. Смуглый – от чего кажется, будто он загорает круглый год, под метр девяносто ростом, коротко стриженный, взбитый парень средней комплекции крепко пожал руку. Сразу чувствуется, время, проведенное в ВДВ, послужило ему хорошей школой жизни.
— Вал! А я к тебе! Разве сегодня не твоя смена?
— По идеи да, но сегодня Андрей за меня работает, а завтра я за него…
— Круто! Значит еще и Андрюха! Это даже лучше! Давайте зарубимся (геймерский жаргон) в Ультиму!
— Я не против тряхнуть стариной, но в нее никто не играл, а я очень люблю что-нибудь удалять, когда у меня плохое настроение. В общем, потер я её Жека. – с искренним сожалением признался Валерка.
— Я так и знал! Но это не страшно, у меня с собой резервная копия! – сказал Женя, с радостным лицом извлекая из кармана диск.
— Отлично! Тогда полетели!
Разлив пиво по бокалам, Вал решил принять кассу, пересчитывая деньги и сверяясь с отчетами в компьютере, сразу проснулись задатки предпринимательства, и подумалось, что необходимо расширяться. Решено, завтра установим пять новых машин, а то вон, сколько людей желает воспользоваться нашими услугами, а приходится подолгу ждать свободного шлюза в мир виртуальности. К тому времени как он закончил решать финансовые дела, уже все было готово, игра была установлена, кнопки назначены, пора в путь, в мир средиземья, где их наряду с доблестью и богатством, подстерегает яд коварства и сталь ненависти врагов и просто жаждущих поживиться.

Вал осмотрелся, и почти сразу узнал свое местонахождение – замок гильдии, давно они здесь не появлялись, ах дом, любимый дом. На крыше было все, фактически это была самая жилая часть их обители, окружающие его сундуки и шкафы из магических пород огненного и трихард дерева, сделанные умелыми руками гранд мастера гильдии АТМАРОЗКИ, различные столы и стулья в стиле, напоминающем ампир и барокко, огромные подсвечники и доспехи из самых красивых и ценных металлов, весь интерьер радовал глаз, и была легкая гордость за то, что все находящееся здесь не является не в коей мере антиквариатом, все сделано трудом их гильдии, и было очень приятно это понимать.
Не вдалеке послышалось цоканье копыт,  он повернулся по направлению к лестнице идущей на третий этаж, и мигом позже увидел перед собой Жеку, восседающего на ледяном остарде. Скакун строением тела напоминал страуса, только без крыльев и оперения, с головой ящера и глазами змеи, весь покрытый чешуей ослепляюще-синего цвета. В мире Средиземья наездник нисколько внешне не напоминал Евгения, это был эльф-рейнджер среднего роста и худощавого телосложения, с длинными русыми волосами и красивыми чертами лица свойственными жителю лесного народа, сочетание грации, знатности и породы угадывались во всем— в движениях, в мимике, даже в том, как он вёл себя в седле.
— Ну что, пойдём на титанов?
— Можно, для разминки!
— Давай собирайся, а я тебе пока коня приведу… Кстати, где Андрюха лазает?
Вал не успел ответить на вопрос. Прямо над одним из огромных кресел, очень напоминающего трон, возник шар материи, в котором переливались все цвета радуги, характерный для телепорта звук, будто бешено скребут пальцами по стеклу, небольшая вспышка, и вуаля – Андрей с метровой высоты приземляется в кресло.
— Знаешь, купи пару лошадок,— говорит Вал, обращаясь к Эльфу, а потом, подойдя поближе, хлопает Андрея по плечу, который растерянно смотрит на него кошачьими глазами, полностью сжившись с ролью ночного эльфа. Чуть ниже среднего роста, с бледным цветом кожи, слегка отдающим серыми тонами, черными волосами до плеч, и ярко выраженным коварством на лице. Но ничего не поделаешь, сердцу не прикажешь, кто-то сажает розы, а кто-то всаживает ножи, ему было присуще второе – профессиональный вор-убийца, с подлостью и коварством убивающий врагов без угрызения совести, это дар от предков его расы, текущий вместо крови по телу. По всем легендам, существа подобные ему, с давних времен  враждовали с обычными лесными жителями, мотивируя это завистью к их природной красоте. Но это лишь легенда, здесь каждый сам решает, кто для него друг, а кто враг.
— Ты знаешь Вал, я появился посреди сражения в Окло, и меня с ходу ни за что убили, блин еле нашел клерика, чтоб воскреситься. – с печальным видом пожаловался ночной эльф.
— Не боись! Отомстим! – пообещал Валера, который в отличие от друзей не был эльфом, ни обычным, ни ночным, и даже не утренним, нет! Жёлтокожий коренастый файтер-гном, невысокого роста, но от этого не менее опасный, с натёртой до блеска лысиной и огромной седой бородой почти до пояса, за которой он очень тщательно ухаживал, и носил ее с большой гордостью. Он пошарил в одном из сундуков отведенных под хранение оружия и достал оттуда двусторонний топор, выкованный из магической руды Восхода Солнца. Вещь буквально завораживала взгляд, отбрасывая солнечные лучи даже в темное время суток.
— Андрей, будь другом, на вот, протрави как можно посильнее. – Сказал гном, протягивая топор мастеру по нанесению смертельного яда на колющие и режущие предметы,— А я тем временем скую себе доспех.
Спустившись на первый этаж, полностью отведенный под кузню, Вал остановился в проходе, и долго не мог сделать выбор среди множества различных металлов. Использовать самые редкие и дорогие слитки было жалко, всегда есть риск быть убитым, а это значит, что вся экипировка и снаряжение достанется врагу. Но и носить абы что не было желания. Немного поразмыслив об основном враге в намечающемся походе, он остановился на валорите, не мифрил конечно, однако мощные удары кувалд титанов выдержит, и не особо жалко, если что-то пойдет не так, к тому же, даже после удачного возвращения доспех сложно будет назвать полноценным, в таких случаях даже от ремонта мало толку. Он оттащил нужное количество слитков непосредственно в комнату, где располагалась наковальня с плавильной печью, взял привычный для руки кузнеца адамантовый молот и принялся за работу. На редкость быстро удалось ему сделать все части безупречными, не редко на это уходило в десятки раз больше времени и ресурсов. Облачившись в полные гномьи латы, он направился обратно на крышу замка, где на столике его уже ждал топор.
— Протравлено ядом девятнадцатого уровня, на пол сотни врагов хватит! – с гордостью сообщил Андрей, надевая легкие кожаные доспехи тёмно синего цвета, изготовленные из шкуры гиганта. Мало того, что они неплохо защищали в бою, так ко всему прочему еще и имели свойства, ощутимо увеличивающие здоровье, и не стесняли в движениях. Это было отличное решение в плане экипировки рейнджеров и воров-убийц, которые вели сражения на расстоянии, навязывая удаленный бой, стараясь застать жертву врасплох, многие просто не успевали ничего предпринять.
Снова образуется шар и через секунды появляется Евгений, ведя за собой двух белых лошадей, по коням! Все приготовления сделаны, осталось только прикрепить кнут на пояс и получить магическое благословление. Андрюша заходит еще одним персонажем – великим кудесником гильдии, облачённым в одежду из кожи демонов, сверху на нём ярко желтая роба пестро расшитая камнями, усиливающими фактор заклятий, он является человеком, его главная цель, накладывать заклинание удачи и благословления на воинов гильдии.
— UUS SanCt
— REL SANCT
Троица атмарозков как по команде открывает книги с рунами, и произносит заклинание телепортирующее их в пустыню, гном без навыков, позволяющих произносить заклинания, делает это по средствам свитка.
— KAL ORT POR
Воины оказались где-то среди гор, в чьих недрах скрывается одно из опаснейших подземелий, но это не по ним, сейчас они бросают вызов более опасным монстрам. Под ногами трещал песок, они повернули по дороге, ожидая увидеть титана на своем привычном месте, но их встретила лишь гладь песка и бездушный клерик в малиновом халате, готовый в любой момент воскресить каждого нуждающегося в этом.
— Здесь кто-то уже побывал, это не есть хорошо. Давайте вернемся?! – сказал эльф, оглядываясь по сторонам и нервно сжимая арбалет.
— Если тут кто и есть, то это даже интереснее,— сказал Вал, перебирая бороду.
— Да не боись ты так Жека, если что всегда уйти успеем, пойдемте лучше отыщем, куда делись монстры! – раздраженно прошипел вор.
И действительно, немного отойдя от места высадки, они обнаружили два трупа гигантских существ, еще теплых, значит, убивший их близко. За следующей горой они и встретились, трое с алебардами на перевес вели бой с циклопом. Что ж, ожидается вполне равная битва. Вал с друзьями устремился к потенциальным врагам, для которых сражение с шести метровым чудищем моментально потеряло интерес. Оценив шансы, гном произнес молитву очищения, снимая всевозможные чары с противника, который по виду был самым опасным. Взмах топора, дзинь! Еще один! Дзинь, первый готов. Он переключился на следующего, встречая его криком берсеркера, но удар не нашел цель придясь по башенному щиту, по навыку блокировки сразу узнается паладин, лишь он умеет настолько молниеносно защищаться. Да, рыцарь света не дурно владел оружием, он огрел щитом, оглушив и парализовав гнома, и уже занес алебарду для удара, которого Валера, скорее всего не переживёт. Но все таки изменил свое решение, заметив боковым зрением как лихо расстреливают его товарища, который поздно стал отступать и в итоге умер от воровского криса в спину. Оставив оглушенного соперника, паладин кинулся теряться, на скаку открывая рунную книгу для телепортации. Андрюха попытался догнать труса, но лишь зря проскакал пол километра. Вернувшись, он помог сложить трофеи в наспинные кожаные сумки.
— Не догнал
— Давайте домой, щас сюда такая толпа прилетит! – уже открывая книгу, сказал рейнджер.
— Не спеши, давайте спрячемся и подождем, я думаю, остальные будут не лучше, – скрываясь в тени, сообщил вор.
Долго ждать не пришлось, буквально через минуту, послышался стук копыт, содрогающий землю. Из-за поворота появилось четверо рыцарей с адамантовыми клинками в руках, полумаги-полувоины, такие брали количеством, экипируясь в абы что. По одному любой бы из АТМОРОЗКОВ их и не заметил, прихлопнув как муху, но при перевесе в численности они с радостью парализуют любого и дружно порвут в клочья как бобик грелку, а затем растопчут на молекулы. Но они почему-то не спешили останавливаться и искать кровников, скача по кругу вокруг трупов своих друзей, будто ждали чего-то или кого-то. И действительно через мгновение с противоположной стороны появились еще трое – арчер, самый опасный противник для файтера, и два мага, предположительно светлый и тёмный, лучше бы было так, окажись хоть один из них кудесником чистой магии или клериком, скрывающиеся в тени тот час же были бы раскрыты, и тогда все, смерть. А так есть шанс переждать, может, пронесет. Пока нам везло, и догадки оправдались, войско врага покрутилось с минуту, и уже собиралось двинуться дальше. Это была самая долгая минута, ведь ожидание смерти хуже самой смерти.
И когда Вал уже собрался вздохнуть с облегчением, раздался щелчок, и свист разрезающей воздух стрелы нарушил тишину. Толи у Евгения не выдержали нервы, толи он не осознал, что их план засады с расправой отменяется, выстрел пришелся точно между лопаток одному из падальщиков, но это уже мало что меняло, рейнджер обнаружил себя. Трудно решать от чего умер Жека, толи от колющих ударов мечём, толи от заклинаний огня и молнии, но случилось это мгновенно.
К тому же это не все, так сказать только начало, как и следовало ожидать, какой-то умник бросил бутыль с розовой жидкостью, раздался взрыв, не особо мощный, так, баловство алхимиков недоучек, но этого хватило для раскрытия остававшихся в тени Валерки с Андрюшей. Посыпались удары, заклинания, стрелы – вор умер еще быстрее, чем его друг.
Валера попытался убежать, кнутом скинув с коня самого ближнего из преследовавших его, но один из магов все не отставал, на ходу посылая огненные шары в гнома. Долго он так не протянет, нужно рискнуть и попробовать убить назойливого чародея. Вал резко развернулся и поскакал на врага, тот от неожиданности остановился, это замешательство было на руку, надо умудриться одним взмахом отправить противника в мир духов. Использовав все свои уникальные способности, файтер снял всю магию с темного мага, и с криком берсеркера ударил, этого хватило, больше этот индивид не будет обжигать его гномье тело. Но, к сожалению, тут же подоспели остальные, экран посерел, погружая его персонажа в общество мертвых.
Кто-то похлопал по плечу, и знакомый женский голос шепнул на ухо:
— Дядя Гроб, друзья зовут меня Светик, мы пришли исправиться!

14

9

Цветок, как оказалось, звали Светланой, да Вал мог бы и сам в принципе об этом догадаться. Однако его характер противился всяким вольностям, которые не сходились с его планами, хотя сам по себе он являлся очень упрямым человеком, и с готовностью мог спорить насмерть. Многих это очень раздражало, и они с особым цинизмом указывали на эту черту как на огромный минус, дескать, возомнил о себе будто самый умный. Видимо это их унижало, и Валера даже знал почему – во всех спорах, да и вообще по жизни, там, где другой обычно промолчит, он выскажет все, что думает, а людей это задевает, расстраивает. К сожалению, даже понимая это, он не мог ничего с собой поделать, отшучиваясь: «Есть два мнения – моё и неправильное».
Но это не главное. Гораздо важней тот факт, что все-таки процесс контакта пошел. К тому же визит был явно положительным, на это указывало само присутствие Светика и Пашиста. Значит, он им интересен, и надо надеяться, что они в отличие от остальных сотрудников КАЯ не боятся его, и, скорее всего, перешагнут формальные отношения. И кто знает, быть может, станут друзьями.
Все проходило очень непринужденно, игры отошли на второй план, кто-то предложил посмотреть кино, и предложение было одобрено, обсуждать фильм в ходе процесса нахождения общих интересов – отличный способ начать разговор с мало знакомым человеком. Еще одним отличным процессом была идея Евгения ударить по пиву, после третьей бутылки разговор пошел еще лучше, пиво любят все, и с этим мало кто станет спорить. И даже Вал не стал, а просто предложил.
— Кто составит мне компанию? – Доставая из рюкзака литровую бутылку водки.
— Эх, надо больше пить, надо больше пить…— будто произнося молитву, сказал Павел. И взяв протянутую бутылку, налил в два стакана,— За…— он почесал лоб, будто пытаясь вспомнить тост,— За девятнадцатый век! Тьфу! Ну, в смысле, за знакомство!
Они чокнулись и выпили разом, не закусывая.
— Правильно, первую не закусывают! – одобрил Валера, а потом, оправдываясь, добавил,— Да и нечем.
— Чувак! По второй… – толи, спрашивая, толи, сообщая, весело сказал Пашист.
— Легко! А потом пойдем за закуской!
Выпив, они действительно направились в магазин, оставив Свету и Настю в компании захмелевшего Андрея и не отрывающегося от компьютера Жени.
Начало двенадцатого, время разгара дискотек и клубов, особенно в такой прекрасный летний вечер незаметно переходящий в ночь, мало кого заманишь в такую пору сидеть в душной обстановке четырёх стен. Буквально через дорогу из парка доносилась музыка и крики пьяной молодежи, за спиной послышался треск, и звон битого стекла, спустя пол минуты ппсники вывели из кофе двух лиц кавказской национальности и погрузили в стоящий рядом бобик. Вал махнул им рукой. Они теперь своего рода коллеги. В общем, жизнь не останавливается и ночью, кто-то отдыхает, кто-то работает. Но все же найти нормальный круглосуточный магазин составило намного больше труда нежели днем. И пройдя пару кварталов, они стояли у прилавка, где можно было купить продукты, которые не стыдно назвать приличной закуской.
Купив шпроты, ветчину и колбасу, они собирались возвращаться, и даже уже расплатились. Но вдруг у Валериного нового друга будто открылся третий глаз, и он заговорил подобно магу, произносящему древнее заклинание.
— Надо больше пить, надо больше пить… Дайте нам, пожалуйста, водки,— а потом повернувшись к Валу,— Я так подумал, чтоб потом второй раз не бегать!
— Тоже верно! – а потом, увидев что-то на прилавке, Вал решил тоже внести корректировку в список покупок, и обратился к симпатичной продавщице,— И ещё, суджук и самую вкусную шоколадку, пожалуйста.
— У нас все вкусные.
— Тогда на ваш вкус.
Расплатившись, он вручил ей шоколадку, и пошел догонять Пашу.
Вал посмотрел время, подходя к фасадной части территории – большим железным воротам, которые были разрисованы всяческими игровыми персонажами – орки, эльфы, нечисть, были здесь и космические корабли, трое маринеров с застывшими гримасами так ярко передавали  чувства отваги и неизбежности в переплетении с безысходностью на лицах. Художник запечатлел тот самый момент, когда зерги несутся сотнями на бравых солдат космоса. Если рассматривать дольше, то можно насчитать еще с пол дюжины менее ярких сцен и персонажей, но вывеска, словно излучая неземной свет, заставляла оторвать глаз от шедевров и устремиться к прочтению – компьютерный клуб «Cyber Craft».
— Во! А я даже не заметил, когда заходил в первый раз, классно нарисовано!
— Мне тоже очень нравится. Наверное, надо и с внутренней стороны что-нибудь такое же замутить, – согласился с Пашиными впечатлениями Вал. Он действительно очень гордился своим клубом во всех его проявлениях и подробностях.
— А кто рисовал? Анри или Валеджио? – толи похвалил, толи посмеялся Пашист.
— Андрюха.
— Чё, серьезно? Тот, с которым ты меня сегодня познакомил?
— Ага.
— Чувак! Клёво!
— Еще как клёво, вещь! А сколько он времени и нервов убил на это – у-у-у, а за нитру я вообще молчу, но красота требует жертв! – Вал рассмеялся, вспоминая то время, и пропустив друга, стал закрывать ворота на замок,— Все, пора закрываться, бум пить!
И они направились в само здание клуба, которое находилось в глубине двора, соседствуя с парой двухэтажных зданий. Домик среди них казался ребенком, да и выглядел он моложе, потому что был построен года три тому назад.
Посетителей в летние вечера было меньше обычного, все больше пропадают на море, сегодня это было очень кстати, хоть и било по предпринимательской сущности, зато никто не мешает общению на философские темы с употреблением располагающих к этому напитков.
Спустя час или больше (никто уже не следил, они не спешили) у Вала зазвонил телефон. Это был Артём.
— Алё! Привет! Открывайте калитку!
Сегодня собрались почти все Валерины друзья, а также новые знакомые, из завсегдатаев гильдии АТМАРОЗКИ не хватало только Дмитрия. Этот как обычно был занят любовными делами, Вал даже немного чувствовал зависть, но по-доброму, и не к самому счастью друга, а к его представлению о мире и взгляду на жизнь через розовые очки. Свои Вал снял навсегда, и растоптал в пыль, полностью разочаровавшись в светлых эмоциях и чувствах. Пусть хоть кому-то мир принесет не одну лишь боль со злобой.
Артём нес в себе по жизни некий заряд позитива, и сразу же отогнал от Валерки все грустные мысли свежей историей из жизни, больше похожей на пересказ супербоевика с элементами юмора.
Он был чем-то средним между в меру упитанным Карлсоном и богатырём из русской народной сказки (высоченный детина с пивной мозолью, грозным басом и добрым, вечно улыбающимся лицом, а также постоянно меняющейся прической). Вчера он был заросший как дикобраз, сегодня отбрасывает лысиной солнечных зайчиков, через некоторое время картина вновь повторялась… Эдакий никогда не унывающий настоящий деревенский хлопец.
— Ты прикинь Вал, вот директриса мразь, не допустила-таки до экзаменов…— Пожаловался Артёмка.
— Блин, ну а ты не пробовал как-нибудь это решить, при желании можно найти общий язык с кем угодно, даже если этот человек  трижды мразь в пятом поколении.
— Да родители ей и деньги предлагали, и для школы что-нибудь купить, она ни в какую, невзлюбила меня… Мразь, одним словом! – Артем снял олимпийку, и, отпив половину от протянутого стакана, добавил,— Ну я же не виноват, что почти три месяца не появлялся, у меня тоже дела есть, работа…
— Ужас! – согласился Вал,— Давай с нами по водке! Кстати, это Света, Паша, а остальных ты знаешь…
— Не, не всех. – Артем указал взглядом на Настю, совсем не соблюдая меру в разлитии алкоголя.
— Это Настя, моя девушка, помнишь, мы в «Паутине» играли с ними финал? Ты еще тогда спешил куда-то…
— А, было дело.
— Так что ты теперь будешь делать с учебой?
— Ждать первого сентября, я уже все пробил, за год и десятый, и одиннадцатый класс пройду.
— Тогда предлагаю тост, за образование, за учителей! И за то, чтобы это не вошло в привычку! Хотя толку? Тём, сколько тебя раз уже выгоняли, четыре?
— Три! – слегка расстроился горе-ученик, но все-таки выпил.— Хотя я не знаю, может в Питер с Кентом поеду работать…
Вскоре они уложили девушек спать. Так называемая подсобка была оборудована именно для друзей и знакомых, решивших немного отдохнуть во время клубных посиделок, здесь не было старой раскладушки, деревянного стола и чёрно-белого телевизора – два раскладных дивана, компактный холодильник, стол-тумба и полная звукоизоляция от игровой части здания. Фактически хочешь спи, хочешь сексом занимайся, никто тебе не помешает.
Затем, недооценив свои возможности, уснул Артём, так и не воплотив в этот вечер свое ярое желание споить друзей. Заботливый Андрей предложил уложить друга, чем они и прозанимались следующие пол часа, не раз пожалев о задуманном, то и дело роняя столь тяжкую ношу мимо дивана, снова и снова…
Окончив борьбу с одним из зол сего мира, которое зовется алкоголем, все кроме Вала подсели за компьютеры и начали уничтожать, толи врагов, толи друг друга. Незаметно для самого себя, Валера остался в неком одиночестве. Вроде бы все рядом, кругом уйма народу, а ему и поговорить не с кем. Выпитого было достаточно для того чтобы воздержатся от очередного похода в магазин, но спать не хотелось.
Judas Priest— Hell Patrol
Музыка придавала силы, сродни чему-то патриотическому, обволакивая сознание, но не стараясь осесть в глубины своим ритмом и словами, с присущей многим рок группам эдакой надоедливой наглостью. Под композицию не только хорошо отдыхалось, но и отлично думалось, было там что-то философское, именно ее Вал и решил сделать мелодией в телефоне для новой группы – КАЯ, а также гимном сего же отдела, но это уже так, где-то в голове, что-то вроде заметки для самого себя. Все-таки, большей частью своего я— он романтик.
Сутки прошли отлично, и даже когда подошел момент будить отдыхающих, Валеру это не расстроило, а наоборот вызвало интерес. Хотя он точно знал, что будить спящего— дело не благодарное.
Решив сделать это как можно идеальнее и изощреннее, с расчетливостью хирурга он начал с Артёма. Поначалу доводы и уговоры не приносили плодов, в лучшем случае мычание. Проснулись все, кто спал, оторвались от компьютеров Андрей с Жекой, это уже переросло в какую-то игру. Каждый спрашивал что-либо у деревенского хлопца, кто-то шепотом, кто наоборот старался проникнуть поглубже в мозг, пробивая барабанные перепонки криком. Ноль эмоций!
— Тёмочка, рыбачка, золотко, вставай! – ласково проговорил Вал, стараясь, чтобы это звучало как можно противней.
— Пошел на хер, вот ты кто!!! – ответил Артем.
Наверное, именно так появляются всякого рода «крылатые» фразы, каламбуры, с подобных ситуаций выходят неплохие анекдоты и шутки. От услышанного все со смеху попадали на пол, кто-то даже подавился кофе. И главное что уже никто не спал. Цель достигнута.
— Вот блин вы клавиши! – сказал Артемка, и тоже улыбнулся на всякий случай.

Когда большая часть компании разошлась, а остальные были развезены по домам, Вал поехал «на базу» с Пашей и Светой.
— Эх, щас как приедем, опробую Хэклер! Эх, буду стрелять! – предвкушал Валера.
— Несомненно! Вал, говорят в этом деле ты ас! – сделала комплимент Света.
— А кто говорит? И кстати, почему остальные не приехали?
— Да они остались обживаться, когда мы уходили, они еще камеры развешивали.
— Все такие занятые… Аж противно!
Когда они заехали на территорию, Вал достал из-под сиденья автомат, и вместе с Пашистом отправился на задний двор, который служил для оттачивания стрелкового мастерства. По пути они встретили одного из агентов. Тот отшатнулся при виде автомата у Вала в руках, и не слова не сказав, скрылся за углом.
— А у этого как позывной?
— Ад.
— Шуганный он какой-то, а еще адом назвался!
— Да нет, чувак! Ты не понял, АД это сокращение – Алексей Дубков, а вообще он даже упыря в глаза ни разу не видел, его по рекомендации взяли, этот из тех, что наслышаны про вампиров из фильмов.
— А ты?
— А что я? Думаешь, дали бы тебе опытных людей? Тут почти все такие. Я тоже не герой, так, было пару выходов в группе прикрытия, а опыта ноль.
— Спасибо, что хоть таких дали.
Теперь Вал уже не сомневался – эти «охотники на вампиров» боялись и ненавидели его больше чем ревенантов. Быть может, все это потому, что он разрушил их представление о непобедимых чудовищах, и сам занял их место. Убивший Диабло – сам становится Диабло. Искренне надеюсь, чтобы их беспричинные страхи остались таковыми.
Валере стало противно на душе, и захотелось оправдать опасения Дубкова и остальных по поводу себя, вбежать к ним с оружием, демонстративно передернуть затвор и, пустив струйку слюны по подбородку, прорычать что-нибудь вроде «Свежее мясо!». А потом гонять их по территории, пока не поумирают от сердечных приступов.
Павел нажал на какой-то рычаг, и мишени появившиеся в конце двора вернули Валерку в реальный мир. Он утопил курок, укладывая пули в линию, на сколько это было возможно, большая часть пришлась в центр цели, и даже злость немного отпустила.
— Клёво, чувак! Ты снайпер.
— Неплохо, но по бумажным врагам стреляю впервой… Не то… Знаешь Паш, поеду я пожалуй, домой, у меня там пес со вчерашнего дня не кормленный, а уже скоро обед… Звоните, приходите, если что…
— Давай, пойду отсыпаться. Спасибо за компанию.
— Ага.

Приехав домой, Вал выгулял и накормил Акабоса, а потом лег и уснул. Ему ничего не дано было увидеть во сне. Проснулся он от дикой головной боли. Зелёные цифры часов показывали начало десятого, за окном зарождался летний вечер. Подсчеты продолжительности сна превышали нормы, избыточный сон гарантировал плохое самочувствие и настроение, почти десять часов, много.
Выпив мощное оружие против боли, бьющее точно в цель, он поставил чайник. И пока тот закипал, проверил пропущенные звонки. Настя, Настя, и еще раз Настя. И тут же зазвонил телефон, снова она.
— Алло,  почему не берешь трубку?
— Спал.
— Приезжай ко мне!
— Солнышко, а я не могу, мне в клуб надо, завтра турнир проводить буду.
— Да ну тебя!
В трубке пошли гудки.
Вал отложил телефон, и ни о чем не думая выпил чай и даже поел, а потом решительно отправился в клуб.
Посмотрев списки желающих участвовать, он ахнул от неожиданности, такого масштаба еще не было за все время существования клуба. Планируемое мероприятие растянулось на три дня. Все это время он почти не покидал рабочего места, с максимальной серьезностью окунувшись в дело. Ел за компьютером то, что не требовало много времени для приготовления, спал в подсобке по пять часов, и лишь по утрам и вечерам вырывался на пол часа, чтобы его четвероногий друг не умер в неволе от голода. Он также не забывал и о Насте, звонил каждый день, но слышал в ответ только гудки.
Финальный день выдался на редкость пакостным, было два инцидента, когда команды пытались смухлевать, прибегая к незаметному вводу запрещенных кодов. Но жюри в лице Андрея с Евгением оба раза ловили мошенников за руку, и те с воплями недовольств тут же дисквалифицировались за дверь лично Валом, причем без возврата вступительных средств. Шуму было на весь клуб. Валера даже немного пожалел, а заодно и понял, почему лишь единицы берутся провести такого рода мероприятия, выгоды как таковой не было, а вот трудов и нервов было вложено с лихвой. Но все-таки справедливость восторжествовала, и награда нашла победителей.
— Мужики, поздравляю…— Вал пожал четверым парням руки,— Давайте на днях сыграем против нашей гильдии! Люблю достойных соперников! Сейчас это редкость. Просто посидим, пиво попьем!
Победители были не против.
Вал с неплохим настроением и чистой совестью сдал смену Юлии, своей бывшей девушке, и уже собирался ехать искать Настю, чтобы помириться или хотя бы поговорить, но так и не успел этого сделать, потому что столкнулся с ней в дверях.
— Привет! А я к тебе собрался!
— Прошло три дня! А он только собрался! Ты даже не задумался, почему я трубку не взяла?
— Была обижена, что я уделяю тебе мало времени…— Вал закурил.
— А вдруг нет? Вдруг со мной что случилось?
— Я бы почувствовал.
— Нет! Просто твое «люблю» гроша ломаного не стоит. Пустые слова!
— Нет, ты не права, но я не буду спорить, доверие нельзя заслужить в споре…
Она молчала.
— Что случилось? Мне непонятно почему ты злишься, хотя ведь сама прекрасно чувствуешь и знаешь, я тебя люблю.
— Просто мне тогда позвонили родители, и настояли чтобы мы с братом вернулись домой до сентября, а как это сказать я не знала, сегодня мы уезжаем… Прости, что вспылила, я полная дура…
— Я все понимаю, не плач. – Вал прижал ее к себе, и так они простояли с четверть часа, он поглаживал ее по волосам, и успокаивал, шепча на ушко слова ласки и любви.
— Через час автобус, а потом самолет, – Глаза снова наполнились влагой.
— Не расстраивайся. Там будут друзья, родители, и город, в котором ты выросла, ты даже не заметишь, как пролетят эти три месяца…
— К тому времени ты меня забудешь и найдешь себе другую.
— Я буду…— Вал знал, что и как будет, но она бы не поверила,— Я буду ждать, пока это будет нужно тебе. Я думал, ты меня знаешь.
Он проводил Настю до вокзала, и попрощался с улыбкой на лице, снова успокаивая и желая доброго пути. Также они обменялись обещаниями не забывать друг друга и созваниваться пару раз в неделю.
Можно было подумать, что ему плевать на эту девушку. Расставание без эмоций, со стороны это выглядело именно так. Но! Одно маленькое но! Как только он увидел её сегодня, ему пригрезилось что-то вроде видения. И до начала разговора он уже знал, что им суждено расстаться, также он разглядел, что обратно она не вернется, дома ее ждал человек, которому она станет женой. Скорее всего, вскоре это окажется огромной ошибкой, но разве поверит Настя на слово? Нет. Никто бы не поверил.
У Валеры и раньше случалось заглядывать в будущее, в голове появлялись четкие ответы на волнующие проблемы, и в основном эти прогнозы имели неутешительный характер, но сбывались с точностью до секунды. Такова жизнь. Он не мог объяснить, понять и контролировать свой феномен, к тому же сегодня он проявился более детально, это немного пугало и настораживало, что-то в нём меняется.
Сев в машину, он нажал плэй, и стал держать путь по направлению к дому.

На точке двух миров, стояли мы в огне
Пылали облака, и ты сказала
Давай убьем любовь, не привыкай ко мне
Давай убьем пока, ее не стало

Ты лучше, ты круче
Ты сможешь, я в курсе

Давай убьем любовь, я должен стать сильней
На точке двух миров, реальный воин
Я должен быть один, я должен бить больней
Давай убьем любовь, свободой воли

Ничьей вины в разлуке не было. Все можно понять, но не со всем легко смириться. Он не пролил ни слезинки, но в душе шла борьба противоположных эмоций. Жизнь – смерть. Любовь – ненависть. Радость – печаль. Очарование – разочарование. Победу одержала тоска в сопровождении с тяжелым чувством неустранимой безысходности, подобно ядерному взрыву, плавно идущему непоколебимой волной, сравнивая  с землей все на своем пути, уничтожая ту часть Вала, что отвечает за любовь. Он пережил это. Все прошло как по совету  братьев Самойловых.

10

Всё грустное Вал выкинул из головы пять минут тому назад, но разум по-прежнему не переставал размышлять о недавно пережитом, наполняясь свежими мыслями негатива. Пережил ли он? Забыл ли? Не знаю! Надо занять себя каким-нибудь делом, чтобы некогда было переживать, и поскорее оградится от одиночества, это тоже не мало важно.
Тогда он посмотрел на время. Начало первого. С сутками без сна за плечами, утратой любви за спиной, и возможно с беспокойством и печалью впереди, итог? Интересная картина вырисовывается в процессе самоанализа, Вал понял из сего лишь одно – спать все равно не хочется, так же как и расстраивать самого себя, нужно стараться надеяться на лучшее. Тогда он вспомнил, что деньги, полученные за заслуги перед родиной собирался потратить на расширение клуба, нужно составить список комплектующих, и заказать все это дело. К тому же, будет повод увидеться с Игорёчком, в сборе компьютеров со ста процентной уверенностью и надёжностью равных ему не было, так же как и в рассказе различного рода историй и анекдотов, любая шутка, рассказанная им умножала свой эффект в десять, а то и пятнадцать раз.
Любуясь солнечной обстановкой и гладью безоблачного неба стоя у подъезда Валерка прокручивал намеченные движения, рассчитывая все по времени – и в итоге все-таки решил выделить часик и заскочить домой. Это голод переборол все остальные эмоции, переживания, страхи, и вынудил на время отложить всё запланированное.
В холодильнике давно никто не жил, даже мыши. Жаль, что в продовольственном вопросе вкусы Акабоса и его хозяина расходятся. А может это и к лучшему. Благо взгляд нашел хоть что-то путное, рядом с огромным пакетом «Чаппи» лежал серый мешок с картошкой. Имея запас этого ценного продукта, можно без каких-либо вспомогательных элементов приготовить массу полноценных блюд. Пюре – самый удачный вариант, располагает к употреблению, как с гарниром, так и без оного. Но гораздо полноценнее и сытнее с добавлением таких ингредиентов как яйца и молоко. Таковых не наблюдалось, а значит отпадает. Еще можно облегчить себе работу и сэкономить время, остановив свой выбор на «мундирах», но зачем портить столь ценный вид, и потом мучится изжогой. Пускай им давятся лентяи. Нет. Конечно, найдется еще больше сотни различных рецептов, и не надо быть архикулинаром, чтобы их приготовить. А вот правильно и вкусно пожарить картошку под силу не каждому, необходимо чувствовать степень готовности, пропаренный конечный продукт без намёка на золотистую корочку, настолько же не приемлем, как и россыпь черных углей, больше напоминающих остатки догоревшего костра, нежели пищу. Ко всему прочему, не каждый прислушивается к тому, что еда должна быть не только вкусной, но и красиво оформленной, нарезая картофель кружочками, вместо традиционной «соломки». Но нет повода для паники. Вал, как ни кто другой владел искусством создания сего блюда, и подошел к процессу довольно творчески, и с душой.
— Приятного аппетита! – Вслух пожелал он самому себе и стал есть.
Окончив трапезу, он высыпал из пачки остатки заварки, залил кипятком и в ожидании пяти минутной готовности решил позвонить Игорёчку, дабы оповестить его о своём скором визите. Но его попытки так и не увенчались успехом, на обоих номерах отвечал знакомый женский голос, «Абонент вне зоны…».
— Эх, знать бы, где живет эта тётя, я бы ей рассказал, кто в какой зоне, и куда ей пойти… Вечно лезет не в своё дело, а показаться боится. Надо не взирая на превышение служебных полномочий вычислить ее как-нибудь. Я не злопамятный, я всё записываю. – Не в первый раз подумал Вал.
Допив чай, и позвонив домой пропавшему без вести другу, выяснилось, что тот будет в лучшем случае завтра, по причине часто вуалируемой словом «рыбалка». Значит можно считать, что за компьютерами Вал уже съездил, чем займёмся теперь?
Обзвонив друзей, он так ни с кем толком и не смог поговорить, кто-то не брал трубку, кто-то обещал перезвонить, когда выспится, а у некоторых еще лучше – всё тот же женский голос. Валерка даже подумал поехать снова в клуб, но за эти три дня галдёж школьников и гул компьютеров стал для него чем-то вроде красной тряпки, которой тореадоры злят быков. И не осталось ничего лучше, чем посмотреть что-нибудь из фильмов. Благо было что смотреть. Поставив из стопки купленных новинок самый верхний диск, он прилёг на диван и тут же уснул.
Какое-то время он проспал очень крепко, но каким-то чудом телефонный звонок его разбудил, так всегда, стоит заняться чем-то важным, сразу все как один, звонят, приходят, присылают смс.
— Да?!
— Здравствуйте! Я по объявлению!
— Э… А по какому именно?
— Ну, это вы продаёте холодильник «Малыш» с двигателем от запорожца?
— Извини, но ты опоздал, спросил бы ты вчера… Я сегодня с утра последнюю партию на Чукотку отправил. А позвонишь сюда еще раз, и тебя к чукчам депортирую, заказным письмом! – сказал Вал, и повесил трубку.
Больше уснуть у Валеры не получилось. Акабос усердно фырчал, уткнувшись носом во входную дверь, громче и громче. Это действовало на нервы, что аж порой хотелось вколотить его собачий клюв, подобно забиванию гвоздя в стену. Но хороший хозяин никогда не ударит собаку, тем более было ясно, на что намекал четвероногий друг.
— Ну, пойдем гулять! Уговорил! – сказал Вал, снимая с вешалки поводок.
Можно было пойти в парк. Там много природы, красота. Еще там есть очень полезный, приятный и такой родной морской воздух. Ностальгия. Теперь о минусах. Аттракционы с детьми, мамочки кричащие «Уберите собаку», это не прогулка, может еще и намордник на любимую псину одеть? Далее. Кофешки, со звучащей со всех сторон попсой, и таким же противным смрадом горелого шашлыка… А комары у моря? Ой, да ну этот парк!
Поэтому выбор был сделан в пользу школьного двора, который находился в двух домах от их жилища. Летом тут почти никого не было, и ни кто не станет мешать хвостатому амигосу, приносить брошенную хозяином палку, выполнять команду «голос» настолько громко, насколько этого хочется, да и просто вволю побегать.
Достигнув места назначения, Акабос стал вольными зигзагами перемещаться по краям асфальтовой дорожкой и нюхать кусты, подобно одержимому вражескому разведчику, то и дело, подбегая к хозяину, чтобы тот с ним поиграл. Вал включил плеер в половину громкости, провожая взглядом подростков, уходящих с так называемой баскетбольной площадки, немалая часть этой толпы была одета в старом рэперском стиле, широкие штаны и майки до колен, у кого-то он даже смог прочесть на спине красное «Onyx», этих «баскетболистов» есть за что уважать. Они разрушают мнение, о том, что нынешняя молодежь ничего не понимает в музыке, и кроме «фабрик» ни о ком знать не знает.
От ностальгических воспоминаний детства про рэперов и металлистов его отвлек Акабос, протягивая палку. Вал кинул, причем не очень удачно, куда-то в кусты, и ему показалось, что пес её уже не найдет, но у него это получилось.
Захотелось курить. Достав сигареты, он стал искать источник огня, в другом кармане и правда обнаружилась зажигалка. Но все попытки применить её по назначению прошли безуспешно, посмотрев на неё сквозь свет уходящего солнца, всё стало ясно, закончился газ. Вал выкинул никчёмный предмет в траву. И стал искать глазами кого-нибудь неподалёку.
В противоположной стороне двора он заметил двух девчонок сидящих на лавочке, у ног одной из них лежал тигристый боксёр, и даже отсюда было видно, как часто он дышит, тяжело переживая жару, и мучаясь от жажды. На такие случаи, Вал, как хозяин, заботящийся о своем питомце, носил с собой в рюкзаке бутылку с водой.
Пока он размышлял, каковы шансы, на то, что у учениц старших классов окажется зажигалка или спички. И толи пойти по кругу дорожки, толи на перерез, через футбольное поле, и стоит ли вообще беспокоить их? Помявшись минуту, он передумал, собираясь повернуть по направлению к ближайшему магазину. Но тут же заметил боковым зрением, что пара «организмов», едва держащихся на ногах, решили без обоюдоострого согласия составить компанию милым леди с собачкой.
Вал позвал Акабоса и пошел на перерез.
Подходя все ближе и ближе, он заметил, что причина в странном поведении этих тел вовсе не алкоголь.
— Уходите. – Без эмоций, спокойным голосом сказал Валера.
— О! Слышь! Есть пара червонцев? – спросил тот, что был на голову ниже Вала, лыс, неопрятно одет в голубую майку и темного цвета трико. Гримаса на лице была намёком на малое присутствие интеллекта, да и лицом назвать эту морду павиана не у каждого язык повернется.
— Это еще почему? – Почёсывая правой рукой щёку, тягуче процедил второй, он был худощав и высок, и тоже не блистал вещами от «Гуччи», мало отличаясь от первого, лишь цветом тряпки, которая когда-то могла бы быть рубашкой в красную клетку. Но он еще был не настолько зависим и безнадежен, нежели коротыш.
— Потому что если не уйдете, вы будете не просто торчками, а дохлыми! – ответил Вал сразу на оба вопроса.
Он проследил, как побледневшие подонки скрылись за серым забором. И не знал что сказать.
— Спасибо что прогнал их, а то они уже не первый раз до нас пристают. Достали! – начала разговор та, у ног которой лежала собака,— Я Карина!
Девушка была очень милой, Валерке понравились даже её шикарные густые черные волосы, уходящие чуть ниже плеч, хотя раньше он восхищался только блондинками и рыженькими. К тому же она была предположительно как минимум на пол головы ниже его. Но ей и это не делало минусов, а может даже наоборот. Наверное, главной причиной её привлекательности являлась малая «закосмеченность» лица, плюс довольно юный, ангельский возраст.
— А я Вера. – Сказала вторая.
Карина понравилась ему больше, а в Вере было собрано почти все то, что ему было не по вкусу в женской внешности, крашенная блондинка, очень коротко стриженная, обычно эту прическу называют «каре», вульгарные черты лица и вдобавок ко всему прочему, без малого два метра роста и ни единого намёка на прелести.
— Валера, приятно познакомится! И не стоит благодарности, всегда буду рад помочь. – Он задумался на секунду и добавил,— Ладно, не буду вам надоедать.
— А тебя не затруднит ненадолго остаться? А то мало ли, вернутся…— С встревоженным лицом попросила брюнетка.
— Окей, а как собаку зовут?
— Джесси.
— Жарко ей, пить наверно хочет…
Достав из рюкзака складной стаканчик и бутылку, он сделал попытку улучшить активность молодой боксерши. Утолив жажду, она действительно воспряла, во всех смыслах, позабыв о засухе и зное, теперь будто все ни по чем, Джесси радостно бегала в компании с Акабосом. А Валу ничего не оставалось, как сесть рядом с девушками на лавочку, и продолжить не спешное знакомство, любуясь питомцами, которые хаотично мельтешили перед глазами, играя в игры с понятными только им правилами.
И тут наконец-то он понял, чего ему так не хватает.
— Девушки, а у вас спичек или зажигалки случайно не будет? – Чуть стеснительно спросил он.
Она сконцентрировала всё свое внимание на содержимом сумочки, пытаясь отыскать что-то. Спустя пол минуты она протянула Валере долгожданную зажигалку.
— Спасибо Карина, я тебя уже почти люблю.
Она чуть заметно покраснела.
— Девчонки, а вы где учитесь?
— В одиннадцатый в сентябре пойдем. – Ответила Вера.
— А я тоже в этой школе учился… Но сейчас, наверное, и половины учителей уже нету, из тех что меня учили. Эх время… Идёт…
Так завязался разговор с общими темами и интересами. В основном рассказывал Валера, а девушки внимательно слушали, иногда стеснительно уточняя подробности его автобиографии. Слегка разобравшись, кто где учился, и кто кого знает, пошли более беспорядочные и не принужденные разговоры, словно с давними приятелями.
В общении время текло незаметно, казалось бы, только пришел, завел разговор, глядь, а уже около четырёх часов прошло. Всегда бы так.
— Уже скоро десять. Может, пойдём? – спросила Вера свою подругу.
— Да, пойдем. – Согласилась Карина, а потом, обращаясь к Валере,— Приятно было познакомиться, я тут, кстати, почти каждый вечер с собакой гуляю, если что подходи завтра со своим пёсиком, часам к шести…
Достав зажигалку, он прикурил, и только сейчас, при появлении огня заметил, что довольно сильно стемнело. Стали заметны первые звёзды.
— Вы как хотите, но уже и правда поздновато, поэтому я вас провожу.
— Ну, прям истинный джентльмен. – Съязвила Вера.
— Тут днем торчки парами ходят, а что ходит парами по ночам, я вообще молчу. И при всём при этом, она еще дразнится! Не порядок Вера, ты меня расстраиваешь. – Он начал злиться, словно дикий кот, способный кинуться на жертву из-за неосторожного взгляда в его сторону, понял, и смог вовремя остановиться, не успев выплеснуть ни капли своего гнева в окружающий мир, и вообще стоит быть добрее. Это конечно понятно, что для всех хорошим не будешь, это не просто трудно, это не реально. Но не стоит же теперь каждую издевку воспринимать в штыки.
— Вы ещё подеритесь, как дети малые! – попыталась разрядить обстановку Карина.
— Солдат ребёнка не обидит! Ладно, идемте,— все-таки согласилась Вера.
Вал похлопал её дружески по плечу.
— Верок! Я знал, что в итоге ты уступишь, умница! Просто со мной спорить бесполезно.
Не известно, дошло бы до драки или нет. Акабос с палкой в зубах вовремя подбежал к хозяину, выступая разделительной единицей в их препирательствах и издевках. Вал кинул палку через забор, и направился следом, будто бы зная в какой стороне живут девушки.
Путь действительно пролегал в правильно выбранном направлении, он угадал. Слева две проезжие дороги, повидавшие всё и вся, их разделяла небольшая полоса так называемого «палисадника» с хаотично меняющимся ландшафтом, от кустов и густо растущих деревьев до свалок и пустырей. А еще левее, высокий серый забор, из старых просыпающихся бетонных плит. За ним завод, выпускающий автомобили. По правую сторону ряд из шести-семи переулков. На одном из последних и живут барышни.
Вал в компании со своим четвероногим другом шел всю дорогу чуть впереди, пока его не похлопала по спине нежная девичья рука.
— Пришли, вот тут мы и живём, – загадочно подмигнув, сообщила Каринка.
Первой откланялась Верка, исчезнув за дверью третьего от дороги дома.
Карина жила напротив, но уйти так же быстро, как это сделала Вера, в её планы, кажется, не входило. Она подошла ближе, еще ближе. Секунда, и она обречёт себя на вечную любовь, что подобно пустыне, которая бесконечно волнистым узором песка уходит к горизонту и так же за ним, продолжает свой не видимый человеческому глазу путь дальше. Ужасно, так как это чувство осталось бы, скорее всего без ответа. Что значило вместо жаркого пламени в груди, осколок льда у самого сердца. Еще пара сантиметров и их губы встретят друг друга горячим поцелуем, она уже чувствует его дыхание. Но этого не произошло.
— Эй, ты! Миротворец! Пойдем, базар к тебе есть. – Окликнули Вала.
Их было трое. Между ними около десяти метров. С двумя он уже сегодня встречался. Таким удар-два, и готово. А вот третий немного усложнял возникнувшую задачу. Своими увесистыми кулаками и хорошо накачанным телом, он напоминал больше шкаф, из тех, что работают вышибалами в элитных заведениях или охраняют знаменитостей. Но, можно особо не бояться, зная народную мудрость, которая гласит что, «чем больше шкаф, тем громче падает». Пугало другое, что этот детина забыл в компании этих торчков? Как-то это очень нелепо, и явно не просто так.
— Давай мы сейчас резко забежим ко мне, и я вызову милицию! – Встревожено прошептала она Валу.
— Да ты не боись, я ж двоих прогнал, и троих прогоню! Только другими методами, они у меня от количества меняются. Ты иди домой, все будет нормально,— Вал провел рукой по её волосам, и поцеловал её по-дружески в щеку,— а завтра, скорее всего, увидимся, если не появится никаких срочных дел. – Он легонько подтолкнул Карину в сторону калитки.
Приказав Акабосу ждать, Валера пошел с горе-бандитами по направлению к палисаднику.
В окружении деревьев, что укрывают днём от палящего солнца, было мерзко и немного не по себе. В воздухе чувствовался смрад самогона и чего-то еще. Даже лунный свет с трудом проникал сюда, освещая лишь центр поляны. Ближе к центру был вкопан бетонный стол с прогнившей столешницей, а по бокам такие же дряхлые лавки. Это сооружение было установлено еще во времена СССР, и с лихвой могло считаться древнейшим алтарём всех алкоголиков и наркоманов в округе. Будто в подтвержденье, рядом угадывалось место частых костров, обложенное обломками кирпича.
— Только не вздумай убегать. С чего начнем? Деньги? Телефон? – поинтересовался самый низкий, достигнув «поля боя».
— С тебя! – сказал Вал, до конца не понимая смысл сказанного. Голос был будто бы чужим.
С неба словно сорвался клок тьмы. Человекоподобная тварь подобно змее, грациозно бросилась на жертву с самых верхов дерева. Сделав резкое, едва заметное движение руками, оно коленом оттолкнуло тело. Коротышка умер моментально, так и не успев увидеть лик смерти у себя за спиной. Его голова бесшумно откатилась на несколько метров, лицо ничего не выражало.
Для всех присутствующих время замерло. Длинный, худощавый гадёныш застыл, наблюдая, как из области шеи его приятеля, образуя лужицу грязи, вытекает кровь. Недавно уверенный в себе здоровяк пытался отступить. Струсил. Но ноги подкосились, словно вырезанные из фотографии к журналу по бодибилдингу, он упал на спину, оперся на локти, но так и не смог подняться, будто прикованный невидимыми кандалами.
Вал сделал выдох, пересиливая желание присоединиться к массовой панике и оцепенению. Его пальцы уже были готовы нажать на спуск холодной смерти.
— Вообще-то я пришел за тобой, Вал. Но лишние жертвы никогда не помешают. Ты, наверное, почувствовал себя крутым после того, как убил моего брата? Я здесь, чтобы отомстить!
— А кто твой брат?
Ревенант сделал пару шагов, подходя ближе. Поравнявшись с впавшим в ступор человечком, он схватил его левой рукой за горло, чуть приподнял, и, прижав к дереву, продолжил разговор.
— Ты испытываешь мое терпение? Или может, хочешь сказать, что я обознался?!
— Нет, ты пришел по адресу. Я просто пытаюсь понять, насколько ваша психология отличается от человеческой…
— Правда? И как успехи? – Спросил ревенант, и рассмеялся.
— Ты знаешь, прихожу к выводу, что вы настолько же жалки и истеричны, как и большая часть людишек. – Сказал Вал, и тут же задумался,— Если я так отзываюсь о людях, то кем же я себя возомнил? Явно не человеком. Нужно будет обязательно воспользоваться помощью профессионального психолога и разобраться в себе. Если жив останусь.
— Поживи с моё, среди людишек, как ты говоришь. А потом посмотрим, что станет с тобой.
— Прости, уважаемый! Не знаю, как к тебе обращаться?
— Натан.
— Просто Натан? И ничего?
— Этой информации тебе достаточно, для того чтобы я смог с честью осуществить ритуал отмщения.
Чудовище разжало левую руку, и давно обмякшее тело рухнуло рядом с мертвым приятелем. Посиневшее, искажённое безумием лицо с выпученными глазами погрузилось четко в лужу, состав которой грязь и кровь, что до сих пор еще вытекает из безголового трупа, лежащего рядом. Затем, сделав шаг, Натан остановился, и не спеша, как-то по-грустному, посмотрел на луну, которая осветила его своим холодным блеском, проходя через две большие ветви.
Только сейчас Валерка толком смог рассмотреть противника. Большой рост, около двух метров. Видимо, что-то у ревенантов в скелете сильно отличается от человеческого строения, колени чуть согнуты и развернуты в стороны, туловище шире людских пропорций, хоть и не на много, но даже у Натана, что полностью был укутан в коричневый плащ это было заметно.
Левой рукой он снял шляпу с широкими полями, и повесил на сук дерева. И пока Валера наблюдал за этими чарующими приготовлениями, Натан не терял время. Правая кисть коснулась ручки меча, который послушно ждал крови, покоясь в ножнах у хозяина за спиной. Прямое лезвие покорно стало продолжением тела. Ревенант прыгнул на встречу своему кровнику, и занёс десницу для рубящего горизонт удара.
Вал чуть не опоздал. Слишком долго его взгляд не мог оторваться от дерева с головным убором. В последнюю секунду отскочив в сторону, он пропустил несущуюся на него вендетту. Едва не упав, Валера устоял на одном колене.
Смерть была близка. От таких взмахов не спасёт ни бронь, ни везение. К тому же этот противник был сильнее своего брата, как духом, так и телом. Прийти на помощь сейчас некому. Очень хотелось ощутить рядом присутствие Алисы, или хотя бы тяжесть акм-а на плече. Единственная надежда на еще не опробованные «чудо» патроны, и бесполезный нож против длинного меча.
Повернувшись, оружие нашло свою цель. Ревенант был готов к очередной попытке. Сколько еще таких успешных манёвров успеет сделать человеческое тело? Медлить не было смысла. Чудовище стало сокращать образовавшееся между ними расстояние. Вал нажал на курок, неумолимо посылая огненные капли в приближающееся звероподобное существо. Как будто в обратной перемотке, отбрасываемое очередным попаданием, оно рывками стало отступать, непреднамеренно сопровождая отход захлёбывающимися воплями нестерпимой боли.
Это заметно увеличивало шансы встретить рассвет живым.
«Всё-таки этот хваленый Пашистом состав работает, причём лучше пороха, пусть не убивает на повал, но хоть боль причиняет, и дикий визг тому в подтверждение. Нужно будет поблагодарить парня»,— подумал Вал, выстреляв патроны в обоих пистолетах.
Последний обжигающий толчок стали повалил чудовище на спину. Валера спешил перезарядить оружие. Спустив с плеча рюкзак, он пытался одной рукой нащупать обоймы, которые так заботливо определил на самое дно, чтоб никто кроме него случайно не нашёл их. Жаль, что он так и не рискнул положить гранату рядом с обоймами. Сейчас бы пригодилась.
Проходит секунда, и не так давно, едва переносящий боль, вампир встает, как ни в чём не бывало, да ещё и хихикать пытается. Мир замедляется для них обоих. Первый шаг очередного нападения сделан. Успев зарядить лишь один пистолет, Вал понял, что если он не остановит несущуюся на него тварь, смерть. Вплотную ему не поможет даже чудо. Все ещё пытаясь нащупать боеприпас для второго «орудия», Валере попадается под руку нечто полезное, тот самый «Черный Дух».
Их взгляды встретились, цели выбраны, итогом окажется чья-то смерть… Первым в ход пошел нож, точнее не пошел, а полетел, четко впившись в шею ревенанта, щедрым потоком хлынула кровь, больше черного, нежели красного цвета. Расстояние между ними сокращалось всё также. И тогда Вал рискнул, выбрав для расстрела кисть руки, что сжимала меч. Первый выстрел оказался неудачным, промах. Следующими тремя он отстрелил Натану такое же количество пальцев. Чуть сдвинул прицел, и выпустил в запястье столько пуль, сколько хватило времени. А потом чудовище взмахом ноги повалило его на землю, выронив свой меч из едва болтающейся кисти за пол метра до этого. Нанеся удар здоровой рукой, оно содрало с жертвы майку и глубоко оцарапало левую сторону грудной клетки. Валера скривился и в упор нажал на курок несколько раз, пара последних гильз упала в пыль. В ответ тут же подоспели два удара в голову, чуть выше носа. Это конец. Можно начинать молиться.
Очень гудела голова, но почему-то его не отключило, а ожидание смерти, гораздо страшнее самой смерти. Особенно когда смотришь ей прямо в глаза. Но страшно не было, и безысходной печали тоже особо не чувствовалось. Вал смерился, сейчас третий удар когтистой лапы проломит ему череп.
Но этого не случилось, кто-то рывком вырвал нож из шеи ревенанта. Затем послышался хруст. Валеру окатило новой струёй крови. Издав ошеломляющий вопль, создание вскочило, повернувшись спиной к уже сломленному человеку, обоими руками оно пыталось дотянуться до ручки «Темного Духа», который глубоко впился меж лопаток. Это было дело рук «качка», очухайся он хоть на секунду позже, все закончилось бы иначе.
Вот Натан уже извлек нож, и будто бы все ему нипочём. Но это уже не важно. Времени потраченного на замешательство хватило с лихвой, чтобы поднять принадлежавший мстителю меч и совершить один точный взмах со спины. Голова с нечеловеческой физиономией, глухо ударившись, коснулась земли. Тело, грозно сжимающее в руке нож, вдруг стало терять равновесие, пытаясь ухватиться за воздух. И вроде это даже получилось. Но, сделав пару шагов вперед, оно резко отклонилось назад и, упав на Вала, обмякло.
Раньше Валера был мнения, что бой должен быть исключительно честным, без каких либо подлостей и коварств. Но теперь он осознал, что так мыслят люди, не встречавшиеся со смертельной опасностью, а жить в такие моменты ой как хочется.
Вал отпихнул от себя то, что осталось от обидчика, и снял лохмотья, которые когда-то были его майкой.
— Слушай, а у тебя не будет часом зажигалки или спичек? – доставая сигарету, спросил Валера у «качка»,— А то так курить охота.

15

11

Качек трусящимися руками протянул зажигалку.
— Да! А ты красавец! Молодец! – Вал похлопал его по плечу,— Не растерялся… Вовремя ты это!
Тот закивал в ответ, не говоря ни слова.
— Я смотрю ты не особо похож на своих приятелей… Откуда ты вообще такой взялся?
— ВДВ. – хмыкнув, сообщил он.
— Я Вал!
— Роман.
— Сказать, будто очень уж приятно я не могу, но благодаря тебе здесь лежит он, а не мы с тобой.— Валера пнул труп ревенанта,— Ну и не без моего усердия конечно. Не будешь больше драться? А то нашли кого грабить. Тоже мне! – усмехнулся Вал.
— Да я только с армии как два дня. Вот встретил этих,— Роман покосился на покойных торчков,— я с ними в одном доме жил. По малолетству водку пили, они травой иногда угощали. Я же не знал, что они настолько скатились, говорят: «помоги с одним тут разобраться, он нам денег должен». Поделиться обещали, – Парень оправдывался, ему было неловко.
— Ладно. Не суть важно. Важно другое!
— Я понял, – мрачно сказал качек.
— Не так ты понял! Я нечего тебе не сделаю, а даже наоборот, после того, что ты увидел, предлагаю тебе пополнить ряды нашего авангарда по борьбе с …— Вал почесал затылок,— … вампирами! Да-да! Именно с ними! Не удивляйся! – он протянул ВДВ-шнику своё удостоверение.
— Да я и не удивляюсь,— Роман, подсветив зажигалкой, внимательно изучил документ. ФСБ, интересно!
— Я думаю, на верху будут непротив, мало кто с головой после таких дел остаётся. Да и платят, я тебе скажу получше, чем контрактникам, причём регулярно.
— Ты знаешь, я не против. Мне в милицию предлагали… Не хочу быть ментом! А вот ФСБ-шником, это да!
Валера выкинул скуренную до фильтра сигарету, посмотрел на разбросанные по земле «издержки производства» и снова закурил. Но перед тем как заняться уборкой территории, он решил позаботиться хотя бы о малейших мерах безопасности, пренебрежение которыми может стоить жизни. Взяв рюкзак и пистолеты, он подошел к столику. Высыпав содержимое, он начал искать обоймы, обычно это свойственно девушкам, вытряхивать весь хлам со своей косметички, чтобы найти ключи. Наверное со стороны это выглядело нелепо. Нашлась только одна спец обойма. Последняя. Остальные в машине. Второй пистолет пришлось заправить обычными боевыми патронами. Всё-таки лучше, чем ничего.
— Ты должен мне помочь.
— Как?
— Далеко живёшь?
— Пятиэтажка в конце переулка, и у деда тут недалеко частный дом.
— Надо где-нибудь найти бензин, чтоб спалить эту тварь, обычно у меня в багажнике на такие случаи стоит канистра, но машина далеко…
— Тю! Да не проблема, у деда в гараже машина, и мопед еще мой стоит… Я думаю, что-нибудь зажигательное обязательно найдется.
— Давай, только ты не долго, ладно? И еще, возьми лопату, а лучше две.
— Хорошо, я поищу.
Нужно было пока занять себя чем-то. Снова задавило в висках, и заболела голова, причём на столько резко, что Валу показалось, будто бы он на секунду потерял сознание. Опираясь лбом о стол, он неподвижно просидел на лавочке около десяти минут, выталкивая образы минувшего из памяти. Постепенно мыслей становилось все меньше и меньше, а потом и вовсе не стало. Тогда он встал. Вытер с лица холодный пот, и взмахом своего нового меча отсёк Натану левую руку, которая всё так же крепко сжимала нож. Пальцы застыли в мёртвой хватке, их тоже пришлось отрубить. Вал вытер лезвие «Чёрного Духа» о край плаща чудовища. Приподняв тело, снял со спины ножны. Оттёр и их, на сколько это возможно. Потом он провёл обыск. Карманы были почти пусты: массивная бензиновая зажигалка в серебряном корпусе, чётки из черного камня, чем-то похожего на янтарь. Не густо. Но вдруг взгляд остановился, осознав что,  чуть не пропустил действительно интересную вещицу. В пристёгнутой к бедру кобуре скрывался очередной трофей— шестизарядный револьвер. Валера плохо разбирался в оружии с механизмом одиночного типа, и вообще, этот режим улучшает точность стрельбы, но уменьшает скорострельность, а ему нужно как раз таки, наоборот, с меткостью и так все в порядке. Вал выщелкнул барабан в бок и заглянул, внутри находился один единственный патрон. «Что ж, воевать с этим смешно, а вот повесить на ковёр или поставить в серванте, очень даже красиво!»— подумал он, укладывая «антиквариат» рядом с ножом.
Прикурив от новой зажигалки, он выпустил дым, оценивающе присматриваясь к клубящимся формам и следуя взглядом за каждым переплетением, бережно провожая их к небу, до самой луны. Ему на секунду показалось, будто бы от источника огня сильно изменился вкус табака, но этого не может быть, единственным фактом могла быть лишь модификация его восприятия вкуса и запаха. Сердце забилось чуть сильнее. Но потом всё стало на круги своя. С ним всё нормально, просто тяжелый день.
Отбросив никому не нужные страхи, Вал сделал еще три взмаха мечём, отсекая оставшиеся конечности павшего мстителя. Теперь осталось только выкопать яму, поджечь и закопать. Эта процедура уже вошла в привычку, не вызывая почти ни каких эмоций, и уж тем более не влияла на содержимое в желудке. Подумаешь, уничтожить аномальную единицу. А вот что делать с трупами торчков он не знал.
Прошло уже достаточно времени, и он уже перестал ждать «гонца», решив, что тот очевидно испугался. Но будто бы в опровержение Валериных предположений, пыхтя и сопя, из-за угла появился Роман, укомплектованный двумя лопатами, белым непрозрачным пакетом и двумя пластиковыми двухлитровыми бутылками под мышкой.
— Извини что так долго, дед с дачи до сих пор не приехал, видимо там заночевал, а ключи от гаража с собой увёз. Пришлось поискать машину и в тихоря слить бензин. Вот кто-то утром удивится! – Рома стеснительно захихикал.
— Ну ты даешь! – Вал одобряюще похлопал его по плечу,— Ладно, давай рыть яму, а то мы тут засиделись, ты начинай, а я гляну пойду, как мой пёс там…
Качек оценивающе оглядел Валерины труды.
— С этим мне ясна твоя идея, а вот с человеческими трупами что делать?
— Ты знаешь, я тоже об этом думал… Честно? Хер его знает! Щас начальству звякну, проконсультируюсь.
Подойдя к распереживавшемуся Акабосу, он погладил собаку и набрал Алису, но услышал лишь ряд продолжительных гудков, которые словно передразнивали тишину и издевались над ним, испытывая его терпение. Потом он прошелся по списку КАЯ, пытаясь связаться хоть с кем-нибудь из коллег, но никто ему не ответил, будто бы все агенты поголовно приняли снотворное и уснули. Вал посмотрел время – 23:47.
— Я знаю, что ты заждался, хочешь есть, но посиди еще немного, скоро пойдём домой…— виновато сказал он Акабосу.
Вернувшись, они вырыли глубокую «погребальную», насколько хватило физических, а также психологических сил.
— Хватит!
— Ты решил?
— Блин, все как вымерли… Не дозвонился я! – пожаловался Вал, ногой спихивая фрагменты Натана в яму,— можно вызвать ментов, пусть что хотят то и делают, но боюсь из этого мало что путёвого выйдет, тем более я с органами еще ни разу в профессиональных вопросах не пересекался… Кто его знает, как они прореагируют? Есть, конечно, еще вариант оставить этих так, лежат себе два трупа… Но я то не изверг, тела надо придать земле, будь они толи друзья, толь враги, это смысла не меняет. Короче придется поступить, как и с предыдущим, только без «шинкования».
Роман поёжился, но не стал возражать.
Они поскидывали тела, после чего Рома вылил в яму четыре литра горючего, предварительно накидав поверх «кровавого салата» ветки и куски картона, дело сделано.
— Аминь! – тихо произнес Вал, и отправил едва прикуренную сигарету в глубь земли, ночь вспыхнула огнём, это было похоже больше на преисподнюю, нежели на костёр. Постояв несколько секунд, они одновременно как по команде, отошли подальше, и стали ждать окончания «кремирования». Но всё-таки коварный запашек дошел до них, перед глазами предстал мангал с аппетитными шашлыками, хотелось набрать в легкие как можно больше этого приятного чарующего аромата мяса, и тут качка стошнило.
— Да, слишком много для первого раза! – сказал Вал, внимательно рассматривая лопату,— ты отдохни, посиди, а я пока закапывать начну.

— А ты как я посмотрю, более брезгливый, нежели мне показалось на первый взгляд! – С издёвкой сказал Валера, отряхивая руки от земли.
— На вот, переоденься, я тут принес тебе… Правда спешил… Первое что под руку попалась, зато без крови – Сказал Ромка, протягивая белый пакет.
— Спасибо! Да ты это! Не боись! Ты и так молодцом! – Вал пытался подбодрить будущего коллегу, при этом, скидывая с себя весьма пропитанные кровью джинсы— Вот и обо мне побеспокоился, честно, не ожидал! – он надел черные спортивные штаны, извлеченные из пакета, скривился, и пояснил, – Ненавижу синтетику, но зато они чистые! – спустя секунду, на смену недовольству, лицо озарилось восхищением, глаза блеснули искрой безумного восторга – Хе-хе, а вот это по мне! Это про меня! – сказал он себе под нос, любуясь как сидит на нём майка с надписью «Гр.Об.»
— Нравится?
— Ага!
— Дарю!
— Спасибо… Эх! Пойдем, выпьем, это сейчас лучший вариант!
Отвязав встревоженного пса, он долго не мог его успокоить, собачьей радости не было придела, будто они не виделись с тысячу лет. Когда попытки вылизать хозяина с ног до головы немного поутихли, Вал торопливо вытер лицо, и представил Ромку четвероногому другу, тот едва прикасаясь, с опаской погладил Акабоса.
— Люблю больших собак, но боюсь, меня шавка в детстве покусала, наверное, из-за этого…— опустив глаза к полу, поделился Роман.
— В этом нет ничего постыдного, испуг надо лечить, а не стыдиться его. Ладно, идём!
Пройдя пару переулков, их настиг дождь, спрятав руки в карманы, Валера ускорил шаг. Все магазины уже были давно закрыты, да и не мудрено, часы показывали начало второго. Достучавшись до заспанной продавщицы прилегающего к остановке ларька, Валерка купил литр «немировки» и килограммовую пачку пельменей. У подъезда их уже ждали.
— И снова здравствуйте! – пожимая руку, сказал Кирпич,— А я вот только с работы, дай думаю, зайду! Уже собирался уходить, а тут дождь пошёл… Вот засада!

Переодевшись в сухую одежду Вал сел за стол, на печке уже во всю варились пельмени. Рюмки были наполнены до краёв заботливой рукой Александра. Описать его внешность можно было одним словом – «большой». И в принципе когда-то подписавшись «Кирпичом», это прозвище стало чем-то вроде его второго имени.
— За нас красивых, за них неверных! – сказал тост Кирпич.
Все выпили, и Валера отправился в ванну, смывать с себя кровь, грязь, а также вонь горелого мяса въевшегося в кожу и волосы. Не жалея шампуня он устранил запах, высушил феном голову и даже побрился. Вот теперь можно и поесть!
Магазинные пельмени как обычно не особо радовали своими вкусовыми качествами, если оценивать по десятибалльной системе – твёрдая пятёрка. Но, добавив кетчуп, смело можно было накинуть пару баллов. Есть правда и не хотелось, Валера только знал, что надо. А перед глазами всё еще всплывали картины «закапывания» и «местного кремирования», потом он вспомнил, как скрутило живот Ромке, и сам чуть не последовал его примеру, в последний момент, успев договориться со своим желудком. А рюмки снова были полны.
— За тех, кого уже не будет!
— За покойников…— согласился Роман.
После такого тоста, как правило, наступает минута молчания, кто-то вспоминает своих покойных родственников, кто-то друзей, не вернувшихся с войны, и как не крути, в итоге кому-то придётся эту тишину нарушить. Телефон Александра разразился нотками очень популярной песни, он посмотрел на экран взглядом первой важности и, посапывая, принялся писать ответ. Вал скривился и закурил, ему сразу вспомнилось, как однажды Макс отозвался о веке сотовой связи: сидит парень на лавочке, у него на коленях девушка, и им бы целоваться, ан нет, они держат в руках по мобильнику и клацают! Эх, кругом эти телефоны, по поводу, и без такового…
Еще раз, окинув присутствующих внимательным взглядом, стало ясно, что не отвечает стандартам, точнее кто – спящий сидя Роман. Смотрелось это конечно не как в том анекдоте, где уснувшие лицом в салате удачно встретили новый год, но все-таки какие-то сходства проскальзывали. Парень просто напился, как и велел ему Вал. С небольшим напрягом они проводили не вязавшего лыка юношу спать, а сами вернулись на кухню. Теперь была Валерина очередь сосредоточится на своём аппарате сотовой связи. Дважды по списку обзвонив КАЯ, он стукнул кулаком по столу, результативность дозвона была нулевой.
— Санёк, ты извини, мне тут съездить нужно ненадолго…— Чуть виновато сказал Вал.
— Вот понимаешь ли… Один упился, второму в третьем часу ночи съездить куда-то вдруг понадобилось. Вот так к тебе в гости ходи…— слегка обиженно сказал Кирпич,— Ладно езжай, я пока в Интернете посижу, почту проверю.
— Хорошо. Я быстро.
Выйдя на улицу, Валера посмотрел по сторонам. Для так называемого начала лета погода была ужасной и нужно заметить— не характерной. Дождь всё еще не перестал монотонно капать, распространяя грязь и сырость, будто небо оплакивало кровавыми слезами тех, кого сегодня казнили. Дул колкий ветерок, и даже немного похолодало, во всяком случае, в майке было зябко, и это при всём притом, что Вал был довольно таки закаленным парнем и редко испытывал чувство холода, особенно летом. Вокруг не было ни души, да это и не мудрено, Валерка попытался найти хотя бы свет в каком-нибудь из близ стоящих домов, но тщетно, окна были темны, видимо этот дождь так усыпляюще подействовал на людей. А еще эта луна, такая полная и почему-то настораживающая. Очень захотелось вернуться домой, налить горячий чай, прилечь на диван, включить интересный фильм и уснуть, но что-то подсказывало о необходимости посетить КАЯ как можно раньше. Нечленораздельно выругавшись, он сплюнул себе под ноги и побежал к машине, на ходу доставая ключи, очень не хотелось снова промокать.
Сев в машину, он первым делом достал из-под заднего сидения «особые» обоймы для своих пистолетов, внимательно, с благодарностью посмотрел на них и зарядил. Теперь он точно знал, что на них можно положиться, сегодня они спасли ему жизнь. И только убедившись в полной комплектации, повернул ключ в зажигании. Дорога до штаба заняла около пятнадцати минут. Подъехав к воротам, он посигналил, ничего не произошло, тогда он повторил сию не хитрую процедуру понастойчивее, но и это никак не отразилось на закрытых железных дверях.
Пришлось выйти из сухого салона автомобиля, утешало лишь то, что дождь почти закончился, но с деревьев и крыш все еще капало, норовя попасть за шиворот идущему мимо прохожему, словно напоминая о недавно выпавших осадках, Вал поёжился. Что-то захрустело под ногой, наклонившись, он рассмотрел предмет, это была одна из тех самых камер наружного наблюдения, точнее то, что от неё осталось.
Зачем-то достав из машины автомат, Вал повесил его на плечё, разбежался и одним махом запрыгнул на забор. «Не такой уж он и высокий»— подумал он. А о том, что он может быть скользкий, явно не подумал, потому что попытка аккуратно слезть увенчалась очень даже болезненной встречей с землёй. Зато теперь он на территории КАЯ, правда, весь в грязи, будто и не принимал ванну час назад. Но это пол беды, больше этого Валеру беспокоила нижняя челюсть, при падении даже что-то хрустнуло, и ноющая боль неумолимо нарастала, осторожно ощупав лицо можно было вздохнуть с облегчением, обошлось без переломов, просто ушиб.
Вал медленно встал, и направился к постовой будке на въезде. Картина, представшая его взору, была ужасна до боли в груди, в душу пробралось безысходное отчаяние и злоба, случилось непоправимое. Человек лежал на дороге, лицом к небу, точнее тем, что он него осталось. Тело было похоже на отбивную, и кровь была повсюду, его буквально размазали по забору и воротам, использовали, словно масляную краску алого цвета, добавив вместо глицерина с водой страдания и смерть. На черном металле ворот красными пятнами было словно нацарапано пять букв – «месть».
Опознать личность убитого было фактически невозможно, но каким-то необъяснимым чутьём Вал осознал, это Пашист. Жестокая смерть, не дай бог кому такую. Набрав номер Павла, он еще раз убедился в своей правоте, у убитого зазвонил телефон.
В холле штаба его ожидала куда более мерзкая сцена, что даже ни шла не в какое сравнение с предыдущей, но к дикому удивлению почти не тронула Вала, эти коллеги были ему фактически незнакомы, точнее их фрагменты. Двое агентов разорванных в клочья, лежали на полу вперемешку с гильзами и оружием, словно конструктор, разбросанный маленьким непослушным ребенком. Если бы не пара голов цинично нанизанных на вешалку у самой двери, то можно было бы долго гадать о числе погибших.
С каменным лицом он направился на второй этаж. Кровь, попавшая на подошву Валериных кроссовок, при каждом новом шаге липла к полу, противным скрипом напоминая о недавно отнятых жизнях. В комнате отдыха его ожидало менее пафосное зрелище, на диване перед телевизором он нашёл трупы остальных сотрудников. Правда убиты они были иначе, обычным человеческим огнестрельным оружием, каждому было сделано по два выстрела, один в область сердца, второй в голову, расчётливо и без эмоций, будто бы на смену дикому зверю доделать начатое прибыл профессионал. Среди погибших не было обнаружено ни одной девушки, а значит, Алиса и Света всё еще могут быть даже живы.
Обойдя все комнаты, он так никого больше и не нашел. Очень сильно задавило в районе висков, и постепенно стала накатывать головная боль, подобно волнам, что рассекаются о пирс в непогоду, с каждым ударом все сильнее и сильнее. Найдя стакан, он набрал в него воды, растворил таблетку и выпил одним залпом. С каждой секундой находиться в этом месте становилось всё тяжелее. И будто бы гонимый неведомым голосом он вышел покурить на задний двор.
Именно здесь и рассыпались надежды увидеть девушек живыми. Заметив синяки на шеях, стало очевидным, что их задушили. А каким безумием были искажены их когда-то прекрасные лица, красота и молодость, исковерканные безрассудным приходом костлявой старухи, это было не просто ужасно, хотелось не только отвести взгляд, а уйти, или даже, скорее всего, убежать, как можно быстрее и дальше, на сколько это возможно, иначе можно сойти с ума.
Ноги едва не подкосились, Вал завернул за угол, прижался спиной к стене, сделал пару глубоких вдохов и осел на землю. Дрожащей рукой он достал сигареты, два раза уронил зажигалку, с третьей попытки все-таки прикурив, он стал смотреть куда-то в даль, пока фильтр не обжег пальцы. Тогда Валера снова закурил, и так продолжалось, пока пачка не опустела. А в наушниках с неподдельной ненавистью надрывая голос, пел лидер группы «Мастер».

Мы видим дни чёрных полос
Боже храни в нас нашу злость
Дверь на замок, рот на запор
Ливень с камней смыл наш позор

Я не ослеп, я не оглох
Я б вышел вон, если бы не зло
Вновь к ногам свинцовой гирей враг моих отцов
Слишком долгим был в России урожай крестов

Потихоньку шло время, а вместе с ним почти исчезла дрожь в руках. Он понимал, что его вины в случившемся нет, и ничего уже не поделаешь, но это только разумом, а его сердце сжалось тоской и скорбью, но было в нем и еще одно чувство – злость.

Мы видим дни чёрных полос
Боже храни в нас нашу злость
Слабый сам на крест ложится, сам вбивает гвоздь
Чтоб рассудка не лишится – я выбираю злость

Стены против стен
Злость на злость
Солнце о людей обожглось

Теперь нужно что-то предпринять, вот только знать бы что именно. Необходимо как-то оповестить вышестоящее начальство, если бы он знал каким образом это можно сделать, то тот час же занялся этим. Столько вопросов, на которые он должен обязательно найти ответы.
Первым делом он решил поискать у Светланы в компьютере. Должно быть, там  что-то вроде секретной базы данных как в фильмах про ФБР. Включив ноутбук, на экране появилась обтекаемая панель плавно переходящая в излюбленно голубой фон от дизайнеров «Майкрософта», которым видимо в свое время дал взятку некий Б.Моисеев. Вала попросили ввести имя и пароль. Испробовав часто используемые комбинации, он понял, если продолжать в том же духе, то мало что получится узнать. Нужно менять стратегию. Перезагрузившись для входа в безопасном режиме, он спокойно вошел в систему. Выудив из нужного файла требующиеся данные, спокойно стал искать ту самую мифическую базу данных.
Ничего интересного там, к сожалению, не оказалось, только досье на его сослуживцев. Без грифа секретно, лишь данные из анкет, которые заполняют перед получением удостоверения. Для Валеры это легло в память как светлое и радостное воспоминание, что-то вроде момента славы и гордости. Это случилось совсем недавно, а столько всего плохого уже успело случиться, накатить с бешеной скоростью, будто вихрь зла пытающийся изменить Валерку. Но все-таки это было незабываемо.
А потом он совершенно случайно наткнулся на компьютер в соседней комнате. К нему были подключены два огромных монитора, каждый из них был поделен на четыре части, черно-белое изображение было почти неподвижным, только одна из картинок показывала помехи. Некий всевидящий глаз, и одновременно мозг, хранящий то, что безразличным взглядом увидели камеры наружного наблюдения. Отмотав назад, Валу стало многое ясно.

Как только начало темнеть, у периметра показался уже знакомый силуэт – Натан, его нетрудно было узнать по нечеловечески широкой фигуре в широкополой шляпе. Сняв головной убор, ревенант стал на одно колено и, нашептывая что-то неразборчивое, принялся руками чертить в воздухе какие-то сложные знаки, спустя минуту или две линии начали излучать фиолетовый свет, будто оживая. Вспышка, и камера отключается. Казалось бы, и остальные экраны вдруг стали неисправны, но не так критично и безвозвратно как первый, просто люди изображенные на них потеряли интерес к происходящему, лица лишились эмоций, глаза опустели, и двигались они словно по инерции. Смесь дауна и зомби, особо дико смотреть, как это происходит со знакомыми тебе существами, но уже не людьми…
Натан перепрыгивает через стену, намного умелее Вала, на мгновение даже, кажется, что он летит, плащ развивается тенью тьмы, это завораживающе красиво. Первой его жертвой становится Павел, чья голова покорно склонилась, а взгляд смотрит в некуда. Когда разгневанный вампир стал бить человека головой о стену, оставляя на кирпичах все новые отпечатки алого цвета, тот не издал ни звука, сохранив честь и достоинство, унося свою боль в мир мертвых. Вдоволь наигравшись, неудовлетворенный мститель отбросил бездыханное тело как куклу, и отправился дальше.
В холле шёл спор, два подвыпивших агента КАЯ не могли решить, кто же из них самый меткий. Автоматы были готовы приступить к дискуссии. Увидев чужака, они попытались оказать сопротивление. Их попытки были жалки и напрасны, каждый из них успел лишь передернуть затвор и выстрелить пару раз в пустоту, прежде чем чья-то рука взмахнула мечом, лишая их жизней. Головы покатились, словно в малобюджетном фильме ужасов. На смену холодному оружию в ход пошли когти и зубы, это было кроваво, но не более, потому что, разрываемые на лохмотья ФСБ-шники уже были мертвы и ничего не чувствовали.
На верху никто не вздрогнул, ни когда раздались выстрелы, не сейчас, когда Натан, закончив радоваться своей очередной победой, лично навестил смотрящих телевизор. Точнее это они его раньше смотрели, сейчас же застыли, напоминая своим видом безжизненные ледяные статуи. Тогда вампир заслонил экран, пытаясь привлечь внимание присутствующих, но ничего не произошло. Все люди находящиеся в штабе были под его контролем. Он знал это и наслаждался.
Извлечённый из-под плаща, револьвер блеснул вечностью, будто подмигивая своей костлявой спутнице. У оружия, такого древнего и уже вкусившего кровь, обязательно должно быть имя, его нарекли как Проводник. Многих он поставил на путь по дороге из царства живых в царство мертвых, с каждым новым попутчиком становясь сильнее и мудрее, сродни своему хозяину.
Выстрел в голову, затем второй в сердце. По этой схеме еще трое агентов безропотно отдали свои жизни. Выпалив последнему из них прям промеж глаз, Натан резко убрал пистолет, в его глазах появилось что-то сродни раскаянию, всего на секунду. А затем, облизнув губы и сплюнув на ковёр, его руки принялись разрывать человеческую грудь с такой легкостью, как если бы это был картон, сквозь хруст ребер и стон рвущихся мышц, торопясь, как можно скорей прикоснуться к еще теплому сердцу.
На заднем дворе было уютно. Отсюда отлично видно звезды, и ни что этому не мешает, а еще здесь много простора, это так расслабляет. Вот и сейчас, девушки решили насладиться этим красивейшим пейзажем земной дали незаметно переходящей в бесконечную тьму небес, которая, быть может, словно театральный занавес, скрывает от нас другие миры. Они смотрели внимательно в высь, как будто бы там что-то было написано. Алиса подкурила две сигареты, и, не отрывая взгляда, протянула одну своей подруге. Что-то холодное коснулось её руки.
— Мерси! – Прошептал Натан ей на ухо, выпуская табачный дым в сторону густых девичьих  волос.
Она не смогла ответить, всё тот же лёд, он пеленою обвил её шею, и нежно сдавил. Руки не слушались, всё тело отяжелело, будто налитое свинцом. Губы пытались вымолвить банальное «за что?». Последнее, что увидела Алиса в своей жизни, было лицо ревенанта, особенно красивыми ей показались его карие глаза, слегка напоминающие кошачьи, но с таким глубоким и понимающим взглядом, что хотелось в них утонуть.
Широкая улыбка, да, он почти доволен. Обмякшие станы девушек упали на асфальт, Натан отряхнул ладони, полюбовался плодами своего кровавого творчества, поправил шляпу и исчез.

Было противно и аморально глядеть на происходящее, но Вал, стиснув зубы, досмотрел от начала до конца, внимательно изучая повадки потенциально вражеской расы. Казалось, что он даже присутствовал там, невидимой тенью следуя за вампиром, но не мог ничего изменить.
Пересилив желание покинуть это место, он вновь отправился на задний дворик. Посмотрел на небо. Закурил.
— Прости, Алис, что меня не было рядом, простите…— Вал перекрестился,— Я отомстил, и отомщу остальным.

12

Выкинув то, что осталось от сигареты, скуренной под самый фильтр, он понял, дальше откладывать некуда. С каменным, слегка побледневшим лицом Валера принялся обшаривать карманы Алисы. Отыскав её сотовый аппарат, он сделал напряженный выдох, словно через силу, где-то глубоко в памяти всплыло слово «мародер», скривившись, он отогнал наваждение, и встав, принялся внимательно изучать содержание телефонной книжки. Увидев до боли знакомое имя, палец сам нажал кнопку вызова.
Полковник Панов Игорь Валерьянович
Когда стон гудков сменил чей-то хриплый мужественный голос, Вал сразу понял, чем так знакомо имя этого человека и почему он позвонил именно ему. Это был не кто иной, как тот самый вояка, прибывший в числе начальства, и выдавший Валере удостоверение и прочие спец предметы, так сказать провел посвящение.
— Да, я слушаю?
— Это агент Гроб. Таганрог. Все остальные убиты Натаном. Ревенант в свою очередь мною был уничтожен. – Бесчувственным голосом доложил Вал.
— Все?
— Да.
— И Слеза?
— Кто? Впервые слышу.
— Агент Слеза,— голос на секунду стал тише, а потом с надеждой, будто мольбу полковник произнес ее имя,— Алиса.
— Все, и даже она. Мне жаль.
Панов молчал.
— Что делать с телами? Двух штатских попавшихся вампиру под руку я уже закопал, точнее то, что от них осталось после «кримирования».
— Как это случилось? – Будто не слыша его, спросил Панов, голос был резок, и в нём чувствовался гнев, который в древние времена выплёскивали на гонцов пришедших с плохими новостями. Причём делалось это со всей серьезностью – через отсечение головы.
— То, что я остался жив, а они нет, не делает меня виновным. Хотя если вы считаете иначе, это ваше право. Но пообещать «в следующей атаке обязательно сгореть» как в той народной песне про танкистов я не собираюсь.
— Ах, ты ещё и язвишь?! Тварь!
— Нет, просто слишком большую ответственность на себя взвалил, мне теперь ни в коем случае умирать нельзя. – Перебил Вал. Не взирая на все оскорбления, голос его был споен. Но вложенная в каждое сказанное им слово, тьма, что так тщательно скрывается в самых недосягаемых глубинах души, заставила вояку прислушаться, и даже немного напугала.
Полковник закашлялся.
— И еще, на счет тварей вы немного ошиблись, я не являюсь таковой, а всего лишь убиваю их. – Зловеще прошептал Валера. По телу пробежали мурашки, в которых он узнал чувство предвкушения, и это не сильно порадовало.
Своей последней репликой агент Гроб явно добил Игоря Валерьяновича испытавшего минуту назад самую большую утрату его жизни,  надежды увидеть свою приемную дочь Алису живой канули в лету. Для одинокого мужчины с возрастом давно перевалившим за пенсионный это было огромным потрясением.
— А если коротко…— Валерка понял что перестарался,— В начале он пришел в КАЯ и перебил там всех, Алису он задушил…
— Страшная смерть…
— Я думаю это вас мало успокоит, но остальные умерли куда уж более ужасными способами… А вскоре ревенант выследил и меня, он хотел мне отомстить за своего брата.
— Мигеля?
— Да! Но вышло так, что я выжил, а он теперь в виде пепла находится под двух метровой толщей земли.
— Ты первый кто мне сегодня сообщает о потерях, которые состоят не из одних людей.
— Значит есть и другие потери?
— Больше половины наших…— Игорь Валерьянович кашлянул, и продолжил обмен мрачными вестями,— Вампиры… Все о которых нам только было известно, а также те о которых раньше не было, покинули свои логова и отправились в путь. Сменив присущую им мудрость и рассудительность на дикую кровожадность, они уничтожали встречающиеся штабы КАЯ. Это началось примерно шесть часов назад. Меня пытались убить дважды с перерывом в час. Оба раза твари уходили безнаказанно, нанеся нам при этом несоизмеримые потери. Наши аналитики составили графики и провели множество поведенческих расчетов, из которых вырисовывается следующая картина, все ревенанты движутся в одно место, на юг Ростовской области, особо они не торопятся, но и не задерживаются понапрасну.
— То есть они идут ко мне. – С чувством сожаления сказал Вал. С одним ревенантом ему пока удавалось справиться, но когда их будет слегка больше двух десятков, тут уж никакое везение и реакция не помогут. Честно говоря он не боялся за свою жизнь, хотя и не питал оптимистические надежды на долгое и светлое будущее. Куда важнее для него была безопасность родных и друзей, и если это коснется их, он не сможет простить ни врага, ни уж тем более себя.
— Да. Теперь я в этом уверен почти на сто процентов. – С сочувствием сказал Панов.
— Мда.. Не завидная популярность. Именно поэтому я и хотел бы попросить вас о предоставлении новых кадров. – Официально констатировал Вал. Выдержав секундную паузу, он откровенно добавил,— А то туго мне здесь придется.
— Если в ближайшие сутки останусь живым, постараюсь кого-нибудь подыскать. А пока у нас тут своих проблем хватает. Жди. С тобой свяжутся. – По тону полковника было понятно, беседа подходит к концу.
— Подождите! – Взмолился Валера.
— Что еще? Тебе же ясно сказали, жди! – Недовольным тоном рявкнул Панов. Минутная слабость Игоря Валерьяновича была позади, на смену пережившему утрату отцу в нем вновь ожил военный начальник со стальными нервами и непоколебимой верой в свою значимость и важность.
— Ничего мне от вас не надо. С трупами что делать?
— А! С этими… Таганрог, да?
— Да.
— Я позвоню, щас приедут, заберут. Дождись. О настоящих причинах ни слова, тычь удостоверением с важным видом и проследи, чтоб документы агентов не попали им в руки.
Вал не успел ответить, в трубке пошли короткие гудки. Выругавшись и пожелав полковнику Панову неслыханных гадостей, его взгляд вновь остановился на звездном небе, точнее на одной определённой звезде, светящейся не ярче других, но все-таки как-то по-особенному. Тоска и ярость просились наружу. Хотелось завыть, но он сдержался.
Скрипя зубами, Валера отправился обыскивать трупы на наличие документов. Между делом, позаимствовав почти полную пачку «Капитан Блэк» у одного из покойных, он задумался о тяжкой судьбе мародера и тут же мысленно объяснил самому себе,— Мертвому они ни к чему, ему уже всё равно, а мне нервы сберегут,— ухмыльнулся, достал сигарету, покрутил её в руках и закурил. Точно также он поступил с ключами от Алисиного автомобиля, на всякий случай. Затем зашел в штаб, и взяв из оружейки три комплекта спец брони, положил их в багажник своей машины.
Закончив дела, он с огромной радостью вышел за ворота полной грудью вдыхая бодрящий воздух как будто бы он был здесь иным, нежели на территории КАЯ. Закурив очередную сигарету, Валерка оперся о кирпичный забор и стал ждать «труповозку».
Спустя примерно час приехали три машины скорой помощи и один милицейский УАЗ. В начале на Вала даже направили оружие и попытались скрутить, но проверив документы, извинились. Один из сержантов хотел заглянуть внутрь.
— Внутрь войдет только мед персонал.— Вал покачал головой.
Никто не стал спорить.
Распрощавшись с сотрудниками внутренних органов и морга, Валера сквозь сырость ночи преодолел расстояние до дома, стараясь ни о чем не думать. Но всё же чувство ожидания чего-то непоправимого не покидало его. Казалось, вот-вот что-то случится, он был напряжен, стараясь в любую секунду быть готовым к чему бы то ни было.
В квартире было тихо, Кирпич и Ромка, наверное, видели десятый сон, Вал о такой роскоши даже и не мечтал. Взглянув одним глазом на спящих, он по доброму позавидовал их спокойствию.
На кухне было как всегда уютно, именно здесь находились ответы на самые спорные вопросы, выходы из очень сложных ситуаций и решения глобальных проблем, а еще тут очень хорошо писались стихи. В общем, лучшее место для размышлений и осмысления случившегося. А сейчас был как раз такой случай.
Достав из шкафа печенье и рулет, он сконцентрировал все свое внимание на распитии чая. Неторопливо поедая рулет и запивая, со стороны выглядело так, словно нет ничего важнее на этом свете. Это продолжалось на протяжении получаса. И тут ему в голову пришла мысль, хотя обычно он так не поступает, привыкши решать взваленные на себя трудности по средствам только своих сил. Но сейчас было исключение. Вал принялся набирать смс.

Привет! Мне нужна твоя помощь, иначе, зачем еще друзья? Верно? Буду ждать сегодня в 13:00.

Отправив сообщение всем тем, на кого хоть немного мог положиться, Вал прилёг на диван, и немного поворочавшись, неожиданно для самого себя уснул. На часах было почти четыре часа ночи. Комнату осветила бушующая за окном молния, послышались грозные раскаты грома, и вновь пошел дождь. Ливень застучал по стеклам, будто желая, чтобы на него обратили внимание. Но Вала это не пугало и нисколько не беспокоило, он спал.
На редкость солнечное утро одарило его лучами летнего тепла, как бы говоря «эй, улыбнись». Точнее это был полдень. Но для Валеры любое время суток на момент пробуждения условно считалось утренним.
— Ну, я пошел. – Разбудил его голос Александра.
Проводив приятеля, он отправился на кухню, где и наткнулся на Рому, по которому было сразу видно, человек болен, имя той хвори Похмелье. Да, да и не просто, а с большой буквы.
— Есть пиво? – Чуть ли не шепотом попросил Ромка.
— Не-а
— А от головы что-нибудь? – Еще жалостнее взмолился он.
— Гильотина! Лучшее средство от головы! – Словно рекламный слоган продекламировал Вал почти на распев, и подмигнул, доставая две таблетки.
Спустя десять минут, когда таблетки уже подействовали и Роман смог ощущать и воспринимать что-то помимо головной боли, Вал рассказал ему о том, что довелось увидеть этой ночью. Едва порозовевшее лицо нового знакомого готового с бесстрашием бороться с вампирами вновь побледнело, а потом и вовсе стало серым. Рассказчик не упустил ни одной детали, жестоко описывая подробности в ярко красных тонах, со сто процентной уверенностью зная, что скажет ему на это Роман.
— Я не справлюсь. Извини.
— Жаль. – Мрачным голосом сказал Валера, подводя итог.
— Мне правда неловко, но я не виноват! Я не могу. – Почти срываясь на крик начал извиняться Рома.
— Да ладно, не расстраивайся. Все мы люди. Я почти понимаю. Я тоже боялся, что не справлюсь, вот только выхода у меня теперь другого нету. Кажется, нету…— с сожалением сказал Вал. – А у тебя есть! Всё нормально. Я даже рад, что ты сам это понял. Вот только телефон мой запиши на всякий случай и заходи в гости, если будет желание.
— Ладно, давай! Обязательно зайду. – Пообещал несостоявшийся агент КАЯ.

С одной стороны Валера всё прекрасно понимал, но так до конца и не смог выгнать из памяти поставленное Роману клеймо труса. По быстрому выгуляв Акабоса, он вернулся домой. Включил компьютер, и загрузив плей лист под названием «русский рок», уселся у окна и стал ждать. На часах было десять минут второго. Бабки, облепившие лавочку как грибы после дождя, невзирая на жару и лучи ультрафиолета, без устали обсуждали жильцов дома, было занимательно и даже немного напоминало «смеха панораму».
В пол второго раздался первый звонок в дверь. Это пришел Евгений.
— Привет Валерка! Что случилось? – Встревожено спросил он.
Но Валерка не успел ответить, потому что раздался еще один звонок. Очередным гостем оказался запыхавшийся Дима. Чуть позже появился Артём. Самым последним пришел Андрей.
— Я только проснулся, надо было позвонить, я бы проснулся и раньше пришел. – Сказал он.
— Все будут чай? – спросил Вал, приглашая к столу.
— Мне воды! – попросил Артем, и выпил залпом две кружки.
Остальных вполне устроил чай.
Вал ожидал, что на его призыв о помощи откликнется большее количество людей. Но выбранное им время у многих совпало с рабочим, и они вежливо отписались о своей крайне важной занятости, а некоторые и вовсе не получили его сообщение.
— Так что стряслось? – не выдержал Дима.
— Та ничего. Мир матрица, люди батарейки…— сказал Валера в пустоту,— А если серьезно, я даже не знаю, как объяснить, чтоб вы меня за психа не посчитали.— Выпив чай залпом, он выдохнул, будто в чашке была водка, и с резкой жестокостью продолжил,— Значит так! Мне нужна ваша помощь для одного очень важного дела. Причём секретного, есть и плюсы. Во-первых, при удачном раскладе можно за час заработать тысячу долларов, а то и больше, сумма зависит от вашего везения. Во-вторых, это благое дело …
— На благо родине? – Сострил Андрюха.
— Круче! Не побоюсь громких высказываний – на благо ЧЕЛОВЕЧЕСТВА! – сказал Валера, выделив интонацией последнее слово. И вовсе не смутился дружеским остротам.
— Даже так?! Будешь агитировать вступить в свидетели Иеговы? – сыронизировал присоединяясь к беседе, Артём.
— Нет, но я вас прекрасно понимаю. Трудно воспринимать в серьез недосказанное до конца.  Однако я не сказал самое важное – дело это для жизни очень рискованное, и мне очень тяжело просить о помощи, зная при этом, что подвергаю вас опасности… — Вал с сожалением по очереди заглянул каждому из присутствующих в глаза,— Но выбор не велик. Вы уж простите.
— Ладно. Насколько серьезная опасность то? – понимающе спросил Андрей.
— Очень…— Валу пришла бредовая идея,— Ща! Устроим психологический тест…— сказал он, собираясь выйти из кухни, но его внимание привлёк Дима, который тоже встал из-за стола.
— Да ну… Всё это как-то скучно…— тоном пытаясь передать свою неприязнь к сложившемуся разговору, и к Валере в частности.
— То есть, НЕТ?
Дима кивнул.
— Не стану переубеждать, ответь только, пожалуйста, на чём основывался твой выбор?
— Мне это не интересно. – Возвышенным тоном дал заготовленный на все случаи ответ Дима.
Вал хотел ему было ответить, пуская в ход самое страшное оружие – правду в чистом виде, а это обычно выходило грубо, и расценивалось окружающими как издевка, щедро нашпигованная острыми специями. Итог всегда был один – обида, обида на него. Хотя говорят, что на правду не обижаются. Поэтому он закурил, чтоб хоть как-то заставить себя промолчать.
— Ну, я тогда пойду…— послышалось из коридора. В этой фразе было на слух всего четыре слова, но на самом деле она значила больше. – Я обижен. Я очень гордый! Я ухожу! И знай, в этом твоя вина. – Перевел Валов мозг сказанное Димоном.
— Ну, давай…— ответил негромко Вал.
Вернувшись к своей «бредовой» идее, он пошел в комнату, а через минуту вернулся на кухню с револьвером в руках.
— Чудная вещичка. – Сказал Валера, кладя Проводник на стол, чтобы друзья могли в полной мере насладиться его красотой. Блеск оружия отразился в глазах у сидящих за столом.
— Где ты его взял, УМНИК?! – встревожено спросил Жека.
— Почему сразу УМНИК? – немного обиделся Вал.
— Да все оттого, что оружие это очень плохо! И чтоб его носить, нужны веские причины… А то и палка раз в год стреляет! – терпеливо, будто наставляя младшего брата, поделился Женя своими мыслями.
— Я всё прекрасно понимаю… Но, это собственно и есть тест. – В левой руке блеснула пуля, зарядив револьвер, он крутанул барабан, затем, защелкнув его взвёл курок, и аккуратно положил пистолет вновь на стол. Вздохнул почти на всхлип, во всяком случае, ему так послышалось, и заранее сожалея, добавил,— «Русская рулетка» готова!
— Не понял, это что еще за тест такой?! – опять полюбопытствовал Жека.
— Проверка на вашу готовность рисковать жизнью на благо человечества. Если доверяешь мне – жми на курок. – Секундное молчание,— После чего я посвящу во все подробности, но тогда уже пути назад не будет. – последняя фраза была сказана почти шёпотом.
Долго ждать реакции не пришлось.
— Ты псих! Больной! – сказал Артем, встал, оценивающим взглядом посмотрел на всё еще сидевших друзей, и с усмешкой добавил,— Вы, как хотите, а я на работу.
Звук захлопнувшейся двери был последствием ухода Артема. В квартире повисла давящая и накаляющая нервы тишина. Из колонок в соседней комнате послышалась мелодичная и грустная музыка, голос Кипелова нарушил молчание, будто осуждая Валериных друзей, которые ушли, даже не постаравшись понять, то о чем он так пытался им донести.

Время войн, катастроф
Я читал по картам снов,
И на грязных площадях
Я взывал к толпе.

Но пророк для людей
И колдун, и лицедей,
В их глазах я видел страх
Страх душой прозреть

Андрей выдохнул, стараясь сделать это как можно незаметнее, ничего не говоря, поднёс ствол к виску и нажал на курок. Щелчок.
— Адреналин!— протягивая оружие Жеке, поделился своими чувствами Андрей.
— Не могу! – покачал головой Евгений.
— Точно?
— Точно.
— Вот и всё. Всем спасибо. – Показывая оставшимся, что револьвер пуст, Вал достал из кармана пулю, которой якобы его зарядил.— Что думаете, я вообще, сумасшедший?! Просто иначе бы никто серьезно не отнесся к тому, что я должен рассказать.
— Жека ты извини, но нам с Андрюхой нужно кое-куда съездить.

Подъехав к штабу КАЯ, Вал вышел из машины, Андрей следом. Было около трёх часов дня, и солнце буквально плавило своими лучами все живое и не живое. «Пора»,— решил Валера и начал свой рассказ. Он не утаил ни капли правды, но ничего и не приукрасил. На так называемое «введение в курс дела» ушло чуть меньше часа. Когда все было сказано, он понял, что  все еще сомневается, не даст ли Андрюха «задний ход», как это недавно сделал вдвшник, так до конца и не сумевший осознать открывшуюся ему правду. Но, несмотря на все прозвучавшие слова о том, что назад дороги нет, оба они понимали – если новоиспеченный агент передумает, Вал не станет довить. Он даже не затаит обиду, потому что перед ним друг, такой, каких мало.
— Теперь ты всё знаешь…
— Я не гарантирую, что буду отличным охотником на вампиров, но в любом случае, я с тобой! И ты знаешь, самое время вооружиться, а то как-то не по себе.— Честно признался Андрей.
Тогда Валера отвёл его в самые недра базы, где они не спеша, изучили весь имеющийся арсенал. Новичок остановил свой выбор на СВДшке. Обосновав это фразой: «врагов нужно убирать с расстояния». Данная винтовка как раз предназначалась для уничтожения различных появляющихся, движущихся, открытых и маскированных одиночных целей. Но этим не обошлось. Прислушавшись к совету Вала, для ближнего боя был выбран АКМ и пара пистолетов ТТ. Не обошлось и без гранат, их силу уважали оба друга, правда, опыт использования до сих пор был ограничен рамками компьютерных игр.
После подбора нужного размера брони и облачения в оную, Андрей, наконец, перестал чувствовать себя беззащитным ребенком. И не смотря на жару и вес увешанного на нем железа, ощутил прилив сил и хорошего настроения.
— Теперь можно и фото на память, а то никто ж на слово не поверит. – Обливаясь потом, пошутил он.
— Это точно. – Поддержал шутку Валера,— Ладно, дуй на задний двор, тренироваться на кошках, а я пока отправлю информацию, чтоб тебя официально зачислили.
Андрюха радостно кивнул.
— Хотя погоди.
— Да?
— Нужно придумать тебе позывной.
— Пусть будет ИЗВРАЩЕНЕЦ!
— Слишком долго выговаривать, сократим до ИЗВРАТ-а, так и созвучнее. – Бескомпромиссно утвердил Вал.
— Хорошо. – Сказал Андрей, и тут же вышел.

Лицо осветил ультрафиолет монитора. Заполнив все графы, дело было отправлено по электронной почте. К удивлению, ответ не заставил себя долго ждать. Прочитав подтверждение на прием в доблестные ряды ФСБ КАЯ агента Изврат, Вал удовлетворенно кивнул самому себе, облизнул губы и закурил.
И тут накатило. Со лба потекли струйки холодного пота. Уши прорезал звук не похожий ни на что, как будто нечто невидимое коснулось его души, впилось в неё остриями когтей, а потом беспощадно дёрнуло, стремясь разлучить их с телом. Вал едва не упал со стула. Собравшись с силами, он постарался отогнать наваждение. А пятнадцатью минутами позже, когда понемногу стало отпускать, ощутил где-то поблизости присутствие ревенанта. Это было чем-то сродни второму зрению. До сих пор он не сталкивался с подобным, и сей факт немного пугал. Но выброс адреналина сделал свое дело, страх улетучился, открывая горизонты неукротимой жажде риска которую суждено испытать лишь в бою на смерть.
Вал вытер пот со лба, достал последнюю сигарету, и быстро зашагал по направлению к заднему двору, откуда с периодичностью в тридцать секунд раздавались оглушающие выстрелы.
Когда-то Алиса рассказывала, что выследила вампира по следам, которые обычному человеку никогда не разглядеть. Тогда он принял её слова за красивую ложь. Теперь же Вал понимал, какого это, так же как и тот нюанс, что одному из них осталось недолго. Ревенант или он, третий вариант невозможен.
— Нам пора. – Проорал Вал прямо Андрею в ухо.
— Что, тренировка окончена? – расстроился Андрюха.
— Да. Переходим к практике.

16

13

Надев броню и повесив на плечё автомат, Вал сел в машину, положил руки на руль и закрыл глаза, ожидая своего напарника. Сконцентрировавшись, он попытался обратиться к своему новому умению, и с четвертой попытки, обливаясь при этом холодным потом, смог уловить незримую нить, которая по его догадкам должна привести к находящемуся поблизости вампиру. Точное расстояние до цели определить не удалось, но в среднем поиски должны занять не более полу часа.
Проехав черту города, Вал на всякий случай выключил телефон, чтобы тот не отвлек в самый неподходящий момент. Цель ощущалась всё ближе и ближе. Вдалеке показался указатель с названием деревни находящейся неподалеку. Он сразу вспомнил, что там живет его друг Артём, но сам он так не разу там и не побывал. Машина чуть сбавила скорость, нужно было принять решение, ехать по главной дороге дальше или сворачивать.
В голове стали просчитываться всевозможные варианты исходя из опыта поведения вампиров. По пересечённой местности такому чудищу как ревенант гораздо легче путешествовать, не привлекая излишнего внимания. Есть где укрыться от случайных глаз, переждать день, если они, конечно, боятся солнечного света. Толи дело трасса и поля по обе стороны до самого горизонта, здесь как на ладони. Интуиция, которая не раз выручала Валеру, тоже подсказывала – нужно ехать в деревню.
Надавив на педаль газа, машина, набирая обороты, с ревом понеслась по узкой ухабистой дороге, оставляя за собой в виде шлейфа двух метровые клубы пыли. Надпись с названием деревни осталась позади, несколько секунд её было видно в зеркале заднего вида, а потом и вовсе скрылась за горизонтом. Небо здесь казалось более голубым, даже полупрозрачным. Солнце выглядело куда ярче обычного, натуральнее. Красота природы, чистый воздух, и пьянящее чувство свободы. Даже настроение понемногу стало меняться в лучшую сторону.
К счастью некоторых жителей и, к сожалению, для оставшегося большинства, было очевидным, что даже в деревне существуют правоохранительные органы. С обочины, скрипя и завывая, подобно бродячему псу, выполз пыльный потрепанный милицейский УАЗ и перегородил дорогу. Пришлось остановиться. Минутой позже из салона явно не без труда появился невысокий лысоватый человек в форме. Вид у него был под стать автомобилю, правда, с возрастом было еще хуже, примерно за сорок.
— Здравствуйте! Инспектор Орлов, водительское удостоверение и документы на машину, пожалуйста! – проскрипел он в приоткрытое водительское окно, одурманивая перегаром сидящих по ту сторону тонированного стекла.
Валера протянул свою корочку, а потом и сам вышел, чтобы так сказать протрезвиться. По мере чтения документа, глаза у гаишника все больше и больше округлялись, цвет лица поменялся с красного на бледно серый. Но полностью, Орлов потерял свой первоначально властный вид и трезвея на глазах предался панике, только когда удосужился толком рассмотреть задержанных. Подняв глаза, он увидел Вала, увешанного оружием с ног до головы, а секундой позже подошел Андрей с винтовкой на перевес, и улыбаясь попросил закурить.
— Извините. Счастливого пути. – Сказал Орлов, трусящейся рукой протягивая документ.
— Не так быстро уважаемый! – нагоняющим страх тоном, попросил Вал.
— Я правда не знал. Меня никто не предупреждал. – Запричитал гаишник.
— Все нормально, никто на тебя и не обижается, но будет к тебе маленькое дело.
— Да?
— В общем, вспомни, пожалуйста, Орлов, не пропадали ли в ближайшее время люди в деревне? Может, что подозрительное видел?
— Нет вроде,— пожал плечами Орлов,— да и за всем не уследишь, тут вон, сколько всяких проезжает, кто на дачу, кто просто, а некоторые вообще на рыбалку, море то грязное в городе, а у нас тут речка, вот и едут всякие городские. Да и базы отдыха в десяти километрах от нас, битком. А за продуктами и самогоном к нам… Бывает и того хуже, напиваются, а потом кого вызывают порядок наводить? Нас! В общем, все как всегда.
— Ясно. С этим разобрались. А вот скажи. Нет ли в деревне заброшенных домов или чего-нибудь подобного в округе?
— Заброшенных домов точно нету. За этим мы следим. – Сделав задумчивое лицо, инспектор почесал лысину,— Хотя вы знаете, есть дом недостроенный у реки. Мой бывший начальник строил, но его за взятки уволили, уже с пол года коробка кирпичная так и стоит без изменений. – Он вздохнул.
— Пусть радуется, что не посадили. – Хихикнул Андрей.
— Кого? – озадачился Орлов.
— Начальника твоего, бывшего.
Да, это там, понял Вал, прокрутив свое видение в голове.
— Спасибо за помощь, нам пора. – Сказал Валера.
— Может вас сопроводить, показать дорогу?
— Да ладно, не надо, сами найдем, еще раз спасибо.
Полагаясь новому чувству Валеры, машина проехала деревню, и на развилке свернула на узкую дорогу, заросшую травой. Через несколько минут, оказавшись у реки, они без особого труда отыскали то самое здание. Трех этажный особняк из желтого кирпича, напоминавший больше египетскую пирамиду, поражал своею масштабностью. Хотелось восхищаться. Но было в нём и нечто такое, что не давало расслабиться. Больше всего настораживали бездонные ниши тьмы, отведенные под окна и двери. В них без труда мог затаиться враг.
Не говоря ни слова, они покинули машину. И почти не шевелясь, устремили свои взгляды на представший перед ними пейзаж, не решаясь чего-либо предпринять. Андрею было страшно, хотя он и старался этого не показывать. Валу в тройне. Не смотря на весь его опыт, все случаи до этого были внезапными, они выпрыгивали из-за угла и подумать о том, насколько серьезная опасность предстает перед лицом, не было времени. А происходящее в данный момент походило на обдуманное ожидание смерти, которое хуже самой смерти. Плюс ко всему давило огромное чувство ответственности за друга.
— Стой тут, будешь прикрывать меня. А я подойду чуть поближе.
Андрей кивнул, поудобнее примеряя винтовку в руках.
Вал тоже снял автомат с плеча, чтобы быть готовым к неожиданностям извне. Шаг, затем еще один. Так можно было идти бесконечно долго, половина пути уже пройдена, но ничего не происходило. Хотя голос внутри уверял – «они здесь!». Они?
Когда Валера остановился, пытаясь разобраться с голосами, до здания оставалось не больше десяти метров.
— Может нужно дождаться темноты? – Спросил Андрей, выводя друга из ступора.
— Я же просил тебя ждать там…— сказал Вал, указывая за спину. Еще он хотел объяснить, что если на часах семь вечера и во всю светит летнее солнце, то это для вампиров ровным счётом ничего не значит, и вообще нужно слушать боевые наставления, а не заниматься самодеятельностью, но не успел.
Три фигуры незаметно появившиеся на навесе над входом, смотрели на них с высоты второго этажа. Посередине стоял ревенант, высокий и мудрый как титан с Олимпа, мощные, длинные руки и худощавое телосложение не портили этого впечатления. Тяжело конечно сравнивать его с человеком, в нём было больше от зверя, одежда потёрта и изодрана, в местах разрывов угадывался тёмный волосяной покров, и только взгляд выдавал присутствие интеллекта. По бокам от него располагались твари поменьше, в грязи и лохмотьях, которые когда-то были их гардеробом. У одного из них с верхней губы стекала тоненькая красная струйка, в глазах горела ярость, а на лицах играло безумие. Они едва сдерживались, чтобы не кинуться на людей. Точнее им не давал этого сделать вожак, будто удерживая их на невидимом поводке.
Вал прикинул шансы – ревенант и пара опытных воспитанников. Насколько они слабее своего хозяина можно было только догадываться. Но трое явно хуже одного, а чувство предательски подсказывало, что это не всё, есть еще что-то и за пределами видимости— внутри дома.
Уже вошло в привычку представляться и выслушивать повод их встречи, обычно это была кровная месть очередного вампира. Но в этот раз Валера сам проявил инициативу к пересечению, и значит, ему начинать разговор.
Пока Вал соображал, чтоб сказать, Андрей без предупреждения два раза утопил курок винтовки. Первая пуля беззвучно вошла ревенанту в область сердца, вторая со скрежетом будто раздирали металл, прорвала плоть чуть ниже, послышался треск ломающихся ребер и рвущихся мышц. Раздался еще один выстрел, третий, но не прощальный. Фигура сделала грациозный шаг в сторону, и свинцовый заряд со свистом полетел далее, так и не достигнув цели. Но всё-таки вампир не смог закончить уклонение-реверанс по всем правилам, запутался в собственных ногах и упал на спину.
Что-то извлечённое из-под лохмотьев одного из упырей, блеснуло стальным светом. Вал понял, что это огнестрельное оружие только после того как тварь успела пальнуть. Послав в ответ пару очередей, он оглянулся. Андрей лежал на земле, держась обеими руками за ногу, его левая штанина намокла ниже колена и за секунду сменила цвет с защитного на темно-багровый.
— Потерпи немного. – Попросил Вал, а рука уже сама собой схватила две гранаты и метнула наверх, туда, где минуту назад стояли трое.
Воспитанник оставшийся не тронутым колебался эти две секунды, толи кинуться вниз на людей, толи стойко охранять хозяина. А потом раздался взрыв, и почти сразу еще один. Все вокруг утонуло в дыму и заложило уши. Обломок бетонной плиты больно ударил Вала в плечё, еще несколько кусков навеса пролетело буквально в паре сантиметрах от лица.
Когда пыль немного осела, и звон в ушах стал затихать, Вал снял солнцезащитные очки, убрал их в карман и не спеша, направился к руинам. Земля была покрыта кашей из стройматериалов вперемешку с ошметками одной из тварей. Второму упырю повезло меньше, его верхняя часть тела, подергиваясь в конвульсиях, пыталась оставшейся рукой нащупать в воздухе невидимую опору, чтобы встать. Патронами что остались в рожке, Валера прекратил его мучения. Осмотрелся. Ревенанта не было как среди мертвых, так и среди живых.
— Подожди ещё немного, я сейчас. – Сказал он раненому другу, поднял винтовку, и снова удалился.
Заняв позицию на углу дома, он стал водить стволом по сторонам, пытаясь увидеть в оптический прицел вампира спасающегося бегством. Есть! Гадёныш по-собачьи перебирался на трех конечностях подымая при этом клубы пыли и падая каждые пять метров. Левую ногу видимо оторвало при взрыве, и плеть мышц, волочившаяся по траве, оставляла кровавую кривую. Ну что ж, приступим! Вал облизнул губы и прицелился в уцелевшую лодыжку. По неопытности в использовании снайперского оружия лишь четвертая пуля достигла заветной цели. Теперь враг полз на одних руках, отчаянно впиваясь когтями в землю. Приятно когда противник до последнего не сдается, получаешь полную дозу превосходства. Валера насладился картиной еще несколько секунд, опёр СВД о стену, обнажил лезвие меча из ножен за спиной и пошел добивать.
Горячий летний воздух дул прямо в лицо, хотелось снять броню, отбросить душную маску, и просто вытереть испарину со лба, выпить чего-нибудь прохладного. Потом забраться в речку, которая так близко и не вылезать из прохладной воды пока чёрствый бездушный зной не уступит место ночной прохладе. Вот тогда можно выйти на берег, и погрузиться в дрёму. А проснувшись утром с радостью осознать что вся история про вампиров всего лишь кошмар. И жить.
Все внутри вдруг резко сжалось, и острый камень тревоги ударил в сердце. Мираж рассыпался мелкой крошкой льда. Очнувшись, Валера понял, что сидит на корточках, силясь оторвать взгляд от больших хищных глаз с тёмно-жёлтыми зрачками. Он резко сделал рывок назад. Когтистая рука разрезала воздух, сверкнув перед самым лицом. Еще секунда и было бы поздно.
— Хм… Обычно взять человека под контроль мне не составило бы труда. Я бы даже не стал смотреть жертве в глаза, тратя при этом всю свою накопленную силу.
— Я так понимаю, что тебе попался необычный человек?! – парировал Вал.
— Нет. Уже не совсем человек. – Ревенант разразился безумным хохотом,— Грустно конечно, что ты меня убьёшь. Хотя всё относительно… Жизнь и смерть, твоя победа…— Он закашлялся, тоненькая струйка крови потекла по подбородку.
— Договаривай до конца! Что моя победа?
— Она иллюзорна.
— Ты врешь! – попытался закричать Вал, но голос дрожал, и протест прозвучал срываясь почти до шёпота.
Животный гнев поглотил всё его я, затмив остальные чувства. Руки сжали меч, лезвие прошило насквозь то, что осталось от вампира, затем всё новые и новые разрезы появились на его жалком подобии тела, мясистое решето – других названий конечного варианта не нашлось.
— Если постоянно держать бой победителем в условиях численного, психического и физического превосходства на стороне противника, выходя при всём сухим из воды, то рано или поздно поплатишься за это. – Прошипел ревененант и поник.
Лезвие в последний раз с визгом рассекло воздух, даже не заметив препятствие на своем пути, и легло обратно в ножны. Также незаметно, не издав не единого звука мольбы, перестала существовать тварь, лишившись своей головы.
Кончики пальцев онемели, на миг показалось, что мир померк, но потом всё прошло также резко, как и началось. Приятный морской ветерок коснулся его лица. Время за считанные секунды набрав обороты, ускорило свой ход, словно стальной шарик катящийся по спирали внутри круга, достигнув нужной скорости оно слегка приостановилось и плавно потекло в привычном ритме жизни.
Вспомнив, что оставил раненого друга одного, Вал быстрым шагом поспешил обратно. Возможно, Андрей истекает кровью и нуждается в медицинской помощи.
— Слава богу! Ну и долго же ты ходишь! Тебя только за смертью посылать. – Сквозь зубы процедил Андрей, но на самом деле он был безумно рад видеть перед собой именно Валеру, а не вампира. Всё это время он терзался сомнениями – «кто именно вернется за мной?».
— Я и так спешил изо всех сил, даже яму копать не стал. И не надо «ля-ля»— смерть я приношу точно по расписанию, пока еще никто не жаловался!—  Вал подмигнул. – Как ты?
— Нормально, пуля прошла на вылет, кость вроде не задела. Но болит зараза и кровь не останавливается.
— Так, щас поищу аптечку, наложим жгут и в больницу.
— А как же эти? – Андрюха указал в сторону дома.— Если мне не изменяет память, то, судя по твоим рассказам их вроде надо сжечь и закопать.
— Я потом вернусь и доделаю,— крикнул Вал из салона машины, пытаясь найти аптечку, которая, вряд ли имела счастья там находиться. – Ты знаешь, чего-то не могу найти…
— Блин! Ну поехали так…
— Потерпи минутку, может у ямокопателей есть. – Успокоил Валерка, похлопав друга по плечу.
— У каких еще ямокопателей? – удивился Андрей.
— У тех самых, что едут к нам!— Валера указал в сторону приближающегося к ним автомобиля. По ухабистому подобию дороги, дребезжа и перекашиваясь из стороны в сторону, входя в контакт с многочисленными кочками, как запыхавшийся, мчал уже знакомый милицейский УАЗ.
Когда туман из песка рассеялся, из машины показались трое милиционеров. Два испуганных юнца с АКМ-ами на перевес, явно не так давно вернувшиеся с армии. И конечно же процессию замыкал Орлов, вальяжно, без особой спешки. По цвету его лица было видно, что где-то и что-то он уже успел принять на грудь, и поэтому страх ему неведом, а может он просто «бесстрашный орёл».
— Рыбаки оповестили, что тут толи война началась, толи рыбу динамитом глушат…— тут же сорвался на панику инспектор.
— Ага! А потом с ружья добивают!? Орлов, любопытство тебя когда-нибудь погубит, разумеется, если алкоголь не опередит.
— Валера, спрашивай у них аптечку и поехали. – Вид у Андрея был не очень, весь бледный, в общем, полная противоположность ярко-красному Орлову.
— Да! Мужики! Есть бинт?
На вид самый молодой из милиционеров быстро скрылся в салоне под взгляды своих коллег. А через пол минуты вручил Валере аптечку. Но этого было мало, и тогда злой ФСБшник потребовал сдать алкоголь. Приказ был выполнен беспрекословно и перед ним поставили уже открытую бутылку водки, два стакана и кое-какую закуску, завернутую в газету. Налив раненому другу в стакан, он использовал оставшуюся жидкость на промывание раны. Потом помог, как следует перебинтовать ногу. Осмотрел. Вроде бы кровь перестала идти, но в больницу все равно нужно, мало ли насколько серьезная кровопотеря.
— Есть тут у вас больница? – спросил Вал.
— Конечно! В центре. Отвезти?
— Найду.
Он стал примеряться, как бы ему стать поудобней, чтобы помочь другу сесть в машину и в этот момент мельком провел взглядом по дому. На какой-то миг показалось, что кто-то прошмыгнул во тьме кирпичной коробки. Галлюцинация? Игра воображения? Или просто бездомное животное облюбовало угол? Гадать можно было до следующего лета, и тут даже дело не в любопытстве. Вал знал лишь одно, не проверить он не может. Винить потом себя в безалаберности, это не по его правилам.
— Орлов! Твое предложение еще в силе?
— Конечно!
— Тогда так! Пускай самый молодой из твоих подручных везёт моего коллегу в больницу, и сразу возвращается. – Валера сделал паузу, открыл багажник и извлек оттуда две лопаты. – А вы начнете копать яму, будете помогать мне в обеспечении секретности операции.
Инспектор недовольно покосился на черенок протянутого ему орудия труда, по лицу было видно, что он сам не прочь наладить, кого угодно выполнять работу за себя. А тут какой-то юнец раскомандовался.
— Ты не подумай что я тут строю из себя белоручку, я бы с удовольствием принялся за раскопки, но для меня есть дело поважней, да и был бы я последней сволочью, если поручил бы его тебе. И это… Будьте повнимательней, оружие снимите с предохранителей. Но внутрь не ходите, чтобы не случилось. – Он закурил, тон вновь сменился на приказной. – Понеслась! Работаем! – потом Валера вздохнул, с непринужденным видом заправил в автомат новый рожок и скрылся в недрах мрачного здания.
Дождавшись, пока глаза привыкнут к полумраку, Вал успел подумать о разном. Риторические вопросы приходили в голову с жестокой частотой. Зачем я это делаю? Смогу я заниматься чем-то другим? Да и под силу ли мне это?  А что если нет?
Через какое-то время он зажмурился и осмотрелся еще раз. В углу пробежала мышь и скрылась за картонным ящиком, Валера даже смог увидеть её тень на стене. Вот! Теперь можно идти на поиски. Уже не было сомнений в том, что здесь кто-то или что-то есть. Странно, это должно пугать, а он спокоен, будто чей-то голос шепнул «для тебя это не будет опасностью».
Обойдя так называемые комнаты, он еще несколько раз натыкался на мышей, присутствие чего-либо другого напрочь отсутствовало. Но буквально минуту назад ему слышалось нечто похожее на стон, источник этого нереально пропустить. Стало действительно упущением не иметь при себе фонаря. Нужно взять на заметку! С окна второго этажа было видно, как инспектор вручает свою лопату только что вернувшемуся стажеру. Тот удивленно смотрит на предстоящий фронт работ и принимается за дело. А ведь они уже выкопали достаточно глубокую яму. Может быть, сказать им об этом, чтобы зря потом не обливались? И тут опять послышался этот звук. Явно откуда-то снизу, у Валеры был очень хороший слух, особенно если он издалека. Он даже смог уловить направление, у задней стены. Маленькая комнатка, наверное, предназначенная под кладовку, но и тут было пусто. Тогда достав зажигалку, Вал тщательно осмотрел пол, и заметил едва заметную щель в полах, это было ни что иное, как спуск в подвал. Очень похоже на погреб в частном доме его бабушки, где как она рассказывала, в свое время прятались партизаны. Вот только кому понадобилось делать такое неудобство в современной постройке, ума не приложу. Может это такое модное веяние понятное только высшему обществу.
Открыв деревянную дверь, Валера заглянул вниз. В нос ударило смрадом экскрементов, сыростью и чем-то еще. Недолго думая он убрал зажигалку в карман и принялся опускаться по кое-как сбитой вертикальной лестнице. Перекладины скрипели под его весом, к тому же правой рукой он держал автомат, что очень сильно осложнило спуск. Проделав половину пути, левая нога чуть сильнее ступила на перекладину, и та не выдержав, со стоном треснула, Вал потерял равновесие и упал.
Буквально под ухом послышалось странное чавканье, будто в спешке ели спагетти. Вскочив, Валера сделал пару шагов в сторону и упёрся спиной о стену. Под ногами было что-то липкое, этим «что-то» была кровь, её ни с чем не спутаешь, осознав это, трепет пробежал по всему телу. Дрожащая рука нащупала в кармане зажигалку, и попытались осветить комнату, но безудержный страх сделал свое дело и единственный источник света выскользнул из вспотевших пальцев. Сердце ёкнуло, внутри похолодело.
Отогнав отчаяньё, он присел на корточки, ствол автомата во что-то уперся, но Вал не придал этому значения, сейчас важнее как можно поскорей найти оброненную вещь. Коснувшись поверхности, его буквально окатило волной сильнейшей неприязнью, куда не ткни, пол был накрыт кровью, хотелось отдернуть руку, но он, стиснув зубы, продолжил поиск. Нашёл. Чирк. Тусклый свет открыл взору мерзкую картину.
Перед ним лежало тело мертвой девушки в оранжевом купальнике. Когда-то прекрасные формы и бархатная кожа были обезображены множеством рваных ран. Источник этого кощунства жадно обгладывал руку трупа. Человекоподобное существо бросило взгляд в сторону Вала, и не найдя для себя ничего интересного вновь вгрызлось в плоть.
Валера без сомнений использовал оружие по назначению. Пол дюжины очередей покончили с каннибализмом новоиспеченного упыря, его внутренности не выдержав убойной силы, буквально вывалились через спину, образовав в туловище большую дыру.
В дальнем углу вновь кто-то издал стон. Подойдя поближе, Валера обнаружил еще пару детищ приконченного им ревенанта. Она лежала лицом к стене, не очень стройная, можно даже сказать толстоватая. Из одежды на ней была желтая майка и короткая джинсовая юбка. Длинные каштановые волосы были растрепаны и перепачканы в грязи, а на шее имелся небольшой след от укуса. Парень сидевший рядом был похож на наркомана переживающего ломку. Его руки дрожали, а корпус раскачивался из стороны в сторону как огонь свечи на ветру. С плеч свисали лохмотья белой футболки, серые шорты были усеяны в темно-коричневую крапинку, и только кроссовки на нем выглядели так, будто они едва с конвейера. Голова была опущена вниз, и Вал не мог рассмотреть его лица.
В автомате оставалось мало патронов, он не мог вспомнить, сколько очередей выпустил до этого. Да и не очень то удобно с такой мощью вести бой в маленьком пространстве. К тому же если эта парочка задумает одновременно кинуться на него, то у них может это получиться. Поразмыслив об этом, он убрал Калашникова на плечё, и взял из-за пояса два пистолета тт.
— Я слышал, как они говорили о ком-то, и были при этом очень злы и напуганы, особенно те двое, бывшие люди. Ты знаешь, я сразу почему-то подумал, что это про тебя. – Сказал сидящий на полу парень, голос был до боли знаком. Подняв голову, он посмотрел Валу в глаза.
Когда они встретились взглядами, у Валеры тут же сжалось сердце, в области живота похолодело, после чего мороз стал подниматься выше, до самой шеи. Слова застыли в горле, хотелось заплакать навзрыд.
Всего секунда ушла на осознание и анализ внешности и голоса. Это тот самый Игорёк, которому он звонил пару дней назад, чтобы докупить компьютеров себе в зал. Тогда ему сказали, что тот уехал на рыбалку. Всё стало на свои места. Две влюбленные парочки едут отдохнуть на природе, запланирована масса положительных эмоций, но вышло все не так, их кусает вампир, чудовищная случайность. Исход плачевен — четыре упыря в подвале, и Вал, который должен принести им смерть. Он понимал, что не в силах ничего изменить. Как поступить?
— Я знаю, для чего ты здесь. Лекарства от этого точно нету? — почти без надежды спросил Игорь.
— Только я.
— Тогда не мучай себя сомнениями. Жить таким я не хочу.
— Я сделаю это быстро, больно не будет. — Сказал Вал, доставая меч.
— Боли я уже не боюсь. Пообещай мне, пожалуйста, что мама не узнает об этом.
— Даю слово.
Отрубив бывшему другу голову, Валера проделал тоже самое с лежащей рядом девушкой. При помощи инспектора и его подручных, тела и фрагменты всех погибших были собраны в яме и сожжены. Выждав, когда огонь потухнет, они закопали то что осталось. 
Почти без объяснений Вал распрощался с помрачневшими милиционерами и поехал в сторону города. На спидометре было сто девяносто, он спешил, но не домой, просто подальше от места, где он впервые пренебрёг своими принципами и убил дружбу. Вина грызла изнутри, хотя он прекрасно понимал, что иначе было нельзя. А в наушниках, словно пророча судьбу, пел его виртуальный друг Грифон:
Ты боишься, солнца и любишь кровь
Ты даришь людям вечность, но забираешь любовь
И хочешь быть как Ангел, а живешь как вампир
И проклинать ты готов за каждый миг этот мир
Тебя терзают сомнения, ты ищешь ответ
Кто-то шепчет на ухо: тьма даст совет
Твой разум устал, теперь ты молишься тьме
Она откроет все свои тайны тебе
В глазах еще огонь, а в душе уже мрак
И бродишь как призрак - человеку ты враг
Тьма стала другом, а свет мечтой
И опять ты стоишь перед своею судьбой
Человек тебя проклял, взял осиновый кол
Последний твой друг накроет траурный стол
И в последний миг жизни, раскаянья нет
Сбылась твоя мечта, ты увидел рассвет
Музыка играла все тише и тише, звук будто бы угасал, а потом и вовсе замолк. Если хочешь нормально пользоваться плеером, стоит периодически следить за зарядом батарей, хотя бы до изобретения вечного двигателя.

14

За окном была прекрасная летняя ночь. Небо являлось на удивление звёздным, без единой тучки. Бесшумный ветер с самого моря нес прохладу по известному только ему маршруту, оберегая все живое на своем пути от духоты и обдувая приятной свежестью. Периодически где-то в траве запевал свою песню сверчок.
Вал лежал на диване и смотрел в потолок, будто там было что-то написано. Это «очень важное и занимательное» деяние продолжалось уже довольно долго, а в голове шла битва вопросов без ответов. Часы пикнули, оповещая о начале очередного часа раздумий, на циферблате высветилось 04:00. Его все сильнее поглощали смутные сомнения и страхи. Буквально вечером прошла крупная стычка с вампирами, победа была на Валериной стороне, но какой ценой, ранили его новоиспечённого напарника. Но гораздо ужаснее было то, что ему впервые пришлось убить друга, которого сделали упырём.
После таких тягот судьбы хотелось с кем-нибудь поговорить и как следует напиться, а потом собрать все оставшиеся силы и постараться позабыть как можно больше из того, что случилось за эти сутки. И он стал обзванивать своих друзей и просто знакомых, но все как один отказывались от встречи, ссылаясь на неотложные дела и прочие «веские» обстоятельства, больше это походило на завуалированное «отвяжись». Вот так, душа компании в один момент превратился в изгоя.
Можно подумать, будто по какой-то неведомой причине люди стали меня бояться. Валерка посмотрел в зеркало, дабы убедиться, что у него не отрасли клыки, и он незаметно для самого себя не превратился в вампира, а то, знаете ли, с кем поведешься от того и наберешься. Вроде нормальный вид, почти человеческий, глаза не горят адским огнём, надо бы конечно побриться, а так всё как всегда. Ближе к утру, он все-таки немного успокоился и смог уснуть.

Для некоторых утро является условным понятием, не взирая на время суток, будь это день или ночь – не важно, и выпадает на момент пробуждения. У Вала оно пришлось ближе к двум часам после полудня. Жизнь поползла рутиной будней. Снятие телефона с подзарядки и проверка на наличие новых сообщений и пропущенных вызовов – ни одного, далее по плану ванна и «утренняя» прогулка с собакой, а там и завтрак, куда же без него. Трапезу прервал звонок.
- Приветик Валера! – промурлыкала Настя.
- Рад тебя слышать! Как жизнь? Куда пропала?
- Я тоже. Да у меня всё хорошо! Спешу поделиться – у меня скоро свадьба! Надеюсь, ты не будешь держать зла…
- Искренне рад за тебя солнце! А когда? – Вал закурил.
- Уже заявление подали, завтра буду знать точную дату! Если сможешь вырваться в Питер, то была бы рада тебя видеть!
- Сомневаюсь, но все равно спасибо за приглашение. – На Валеру нахлынули воспоминания.
- Чего молчишь?
- Ты его любишь?
Она не ответила.
- А он тебя?
- Да! Меня никто и никогда так не боготворил, он хороший…
- Приятно слышать, заранее не поздравляю. – Перед глазами вновь ожило то время, когда они были вместе. – Не знаю, что еще сказать…
- А ты хоть сам как?
- Бывает белая полоса, бывает черная полоса… - философски ответил Валера.
- Ладно, мне пора. Я еще позвоню.
Разговор прервался.
Вал «размазал» сигарету о пепельницу и вышел на улицу. С одной стороны он был рад услышать Настю и узнать что у неё все хорошо, а с другой – вновь почувствовал себя изгоем. Так не долго и отшельником стать, уйти в горы… Единственное место, где всегда ждали – его компьютерный клуб, им просто некуда деваться. К тому же давно пора снять кассу и вообще узнать, как обстоят дела, а заодно и с людьми пообщаться.
Внутри было прохладно, сплит-система делала своё дело, если не учитывать галдеж эмоционально не уравновешенных подростков сидящих перед мониторами - был бы рай.
Юля сидевшая за столом администратора сразу заметила Вала. На неё хотелось смотреть и не отрывать взгляд, никогда. Девушка среднего роста, отличная фигура – всё при ней. Ярко рыжие волнистые волосы ниже плеч, красная обтягивающая майка на тоненьких бретельках, большое декольте, представляющее на всеобщее обозрение её хрупкие плечики и не только, а еще короткая джинсовая юбка, подобранная со вкусом. Но главное это её улыбка, да и вообще, она буквально излучает тепло и радость всем своим я. Юлька встретила горячим поцелуем и повисла на шее. Сегодня у Вала прямо, скажем, выпал день встреч с бывшими его пассиями.
- Где пропадал красавчик? – спросила она, как не в чем ни бывало.
- Привет. Вообще-то я звонил тебе сегодня, правда, поздно ночью.
- Ой, я так крепко спала, наверное, а потом на работу опаздывала, что даже на телефон не обратила внимания.
- Не оправдывайся, все нормально. – Вал одарил её самой счастливой улыбкой, какую только смог изобразить и даже загадочно подмигнул, чтобы подкрепить свои слова, по-моему, получилось убедительно.
- Я не заставляю тебя жаловаться на жизнь, понятно, что ты этого терпеть не можешь. Но не нужно мне врать, я слишком хорошо тебя знаю и кажется не заслужила такого отношения. – Юлькина радость в миг куда-то улетучилась, и она превратилась в самого грустного человека на планете. На её голубых глазах блеснули слезы обиды. – Да, я сделала ошибку в свое время, ты не смог простить и мы расстались. Но расстались друзьями, а если я ничего не путаю, то это своего рода ответственность. Ведь какая бы беда не стряслась, ты должен помочь другу, чего бы это не стоило, а также позволять в свою очередь помогать тебе. – Она сделала паузу, стараясь не дать слезам ходу. – И после этого ты мне говоришь, что просто так решил посреди ночи услышать мой голос?
- Пойдем на улицу, покурим, поговорим спокойно. Только успокойся солнышко. – Сказал Валерка, осознав свою неправоту. Ох, и не любил же он когда из-за него плачут хорошие девчонки, пусть и взрослые, пусть и не умышленно. Ему становилось сразу как-то не по себе, а потом чувство постепенно перерастало в ненависть на самого себя.
Может быть, они зря расстались? Ведь и в правду лучше Юльки его никто и никогда не понимал. Но забыть чужое предательство, простить, и жить бок о бок, как ни в чем небывало – самообман, изо дня в день… Нет! Он не такой!
За компьютерным клубом имелось подобие дворика. Старое ветвистое дерево, укрывающее в своей тени от зноя, две лавочки, подобие стола, и даже небольшой мангал. Здесь прошло много вечеров плавно переходящих в ночь и завершающихся по утру. Вот так они отдыхали от работы, готовили шашлыки, пили алкоголь, смеялись, валяли дурака, не обошлось в этом месте и без интима естественно.
Вал посмотрел ей в глаза, она ответила тем же и чуть заметно сжала его ладонь, будто опасаясь, что он растает как наваждение. Нет, он не пропадет, не для этого они здесь. Валера решил довериться ей и рассказать всю правду, слишком давила на него нынешняя проблема, очень хотелось с кем-нибудь поделиться. Эх, будь что будет.
- Не знаю… Наверное ты мне не поверишь… Но я все-таки попробую рассказать тебе в чем дело… - Вал прочистил горло. – Пообещай, что этот разговор останется между нами и только...
- Я думала ты меня знаешь. Или всё? Не доверяешь как раньше? – удивилась Юлька.
- Доверяю, как себе. Но тут другое. – Он посмотрел на неё, пытаясь представить, как начнет говорить, какие вопросы последуют с Юлькиной стороны и главное шансы на положительный итог.
Поверит или вызовет псих-бригаду? …Вот его одаривают новенькой смирительной рубашкой, двое громил помогают примерить обновку…  Вал отогнал пессимистическую волну мыслей и вновь постарался успокоиться. Главное настрой. Вдох, еще один, и полный размеренный выдох, с которым улетучиваются все проблемы и тревоги (Обычно данное подобие аутотренинга мало чего приносило, как и в этот раз, но зачем-то практиковалось, а вдруг когда-нибудь сработает?). Он окинул местность ностальгическим взглядом, время замерло, и памяти открылись минувшие события, за секунду перед ним предстало большое количество ярких эпизодов, они показались настолько насыщенными, насколько это возможно, если были бы только что пережиты.
…Перед ним предстал рассвет, красота неподвластная имитации. Солнце взойдет еще миллионы раз, но это будет уже иначе, а сейчас его любимая рядом, такая хрупкая и нуждающаяся в мужской заботе. Он обнимает её за плечи, гладит по волосам. Лучи, касаясь всего на своем пути, окрашивают будничный мир, превращая в нечто невероятное, фантастически завораживающее и лишенное всяческой ненависти, такую жизнь смог бы полюбить каждый. Пик счастья, не существовало ничего сравнимого с этим днем. А сейчас и рассветы кажутся тусклыми, как пламя гаснущего костра и Валерка совсем другой, даже память какая-то не естественная, чужая, подобно подаренной тебе книге, очень интересной, но уже прочитанной несколько раз.
- Я ни разу тебя таким не видела, молчаливый, скрытный, весь в раздумьях, далеко-далеко отсюда. Такое ощущение, будто предстоит решить вопрос жизни и смерти, а ты не знаешь, как к нему подойти. Ты никогда и не в чём не сомневался, а здесь факт на лицо – запутался… Не похоже на тебя, ты сильно изменился. - Это не обвинения и не упреки, Юлька действительно переживала за него и пыталась хоть как-то помочь.
- Я разный! – Валера улыбнулся своей не самой доброй улыбкой. - Не слишком много «ТЫ»? Люди меняются, и я не исключение. – Более безразличным тоном закончил он.
- У тебя очень уставший вид…
- И что ты хочешь этим сказать? Если о том, что Дед Мороза не существует, так это немного не своевременно, с запозданием, я в курсе и уже давно не верю в сказки… Или это какой-то новый метод по поднятию настроения? – Дерзко ответил он, перебив девушку на полуслове.
- Я всего лишь хотела предложить немного отдохнуть. Меня через час сменят, и можно съездить в аквапарк или просто сходить погулять, потом взять в прокате хорошее кино, желательно комедию, я могу приготовить что-нибудь вкусненькое… В общем посидим, поболтаем, мы ведь давно так не общались. Как тебе такое предложение?
- Должен признаться, звучит очень интересно. – Валерка немного призадумался, подмигнул Юльке, но зазвонил телефон, прежде чем он успел принять её предложение. Hell Patrol – в другой раз он с лёгкостью бы прервал звонок, но мелодия принадлежала КАЯ, а значит Вал не может проигнорировать и обязательно ответит. На экране было написано имя собеседника – Панов.
- Да?!
- Назовитесь!
- Агент Гроб. – Сказал Вал как можно тише, отходя при этом в сторону, для того  чтобы Юлька не услышала разговор.
- Я добился, чтобы тебе выделили людей, вылетай первым же рейсом в Питер. Соберем группу, выбирать особо не приходится, но это лучшее из того, что осталось. Посмотришь, пообщаешься, получите снаряжение и спецрейсом обратно, полностью в твое распоряжение. На мой страх и риск.
- В прошлый раз мы не особо поладили, спасибо, что смотрели на это сквозь пальцы, и не ответили грубостью.
- Сейчас все на взводе, я все прекрасно понимаю, ты еще молодцом держишься. Записывай полный адрес…
- Примерно через шесть часов буду на месте, плюс-минус два часа.
- Конец связи.
Вал посмотрел на Юльку, на её лице угадывалась радость и надежда от предвкушения предстоящего дня, который предстоит провести вместе.
- Ты знаешь, ничего этого не будет, извини, не получиться… - попытался извиниться Валерка, сейчас еще не хватало необоснованных обид.
- У тебя есть девушка? Это связано с ней? Только честно? – запаниковала она.
- Нет, после того как мы расстались, у меня не было ничего серьезного.
- А как же Настя?
- Настя? – Переспросил Валера, хотя и знал, что это действует на нервы. – А Настя замечательно, звонила сегодня, на днях выходит замуж…
- Прости, я не хотела… А что тогда мешает? – почти прошептала Юля, явно почувствовав свою неправоту.
- Сказать правду я не могу, а врать не собираюсь. Это важно, очень. Мне жаль. Закрыли тему.
- Ну, спасибо! Весь такой занятой! Хоть иногда бы уделял время для наблюдений за своим бизнесом. Хорошо устроился, все на меня повесил, я сутками здесь сижу, бухгалтерию виду, хотя бы спасибо сказал! – сорвалась Юлия, получилось не очень натурально, нет в ней зла.
- Да как ты не можешь понять? Есть дела неизмеримо важные, архи важные, не побоюсь этого слова, и они не входят не в какие сравнения с твоими попытками возвратить нашу любовь. Даже золотыми нитками не зашьешь разбитого сердца. – Все, теперь Вал готов защищать мир и убивать, пускай придется черпать силу не только с чистых чувств – любовь, доброта, понадобится кое-что эффективнее - ярость и тяга к бессмысленному разрушению, главное противник – а он, самое настоящее зло и это означает, что правилами можно пренебречь. - Это покажется тебе резким высказыванием, но держись от меня подальше, для твоего же блага.
Юлька замерла, будто у неё остановилось сердце, шок на лице. Она одними глазами посмотрела в его сторону, и тут же отвернулась словно увидев «костлявую».
- Ты не Вал! Ты … Ты… - она сделала вдох пытаясь подобрать правильное слово. – Ты злой!
- Я ухожу, пора. – Сказал Вал, закурил, и направился к машине, спрятав руки в карманы, почему-то стало зябко и неуютно как под осенним дождем, что пронизывает насквозь и пробирает до костей.
Валерке было не по себе от сказанного. Надеюсь, он сделал правильный выбор, и вряд ли его слова принесут больше боли и страданий, нежели вампиры, дышащие ему в спину. Еще не хватало, чтобы близкие люди пострадали. Игорек – случайность и его вины в смерти друга нет.

15

Мазда MX-5, красный цвет с небольшим вмешательством белого в качестве узора, неон бирюзового цвета, спортивный спойлер – в целом это была его гордость и фан. С тех пор как Валера купил себе машину, общественный транспорт перестал для него существовать. Это касалось не только автобусов, троллейбусов, маршрутных такси и прочих средств передвижения, все было гораздо серьезнее, в категорию также были внесены самолеты, пароходы и поезда. Он бы с радостью отправился в Питер именно своим ходом, но время неумолимо меняла все на своём пути, придется изменить принципам.
Еще больше расстраивал факт, что придется оставить своего четырехколесного жеребца в мало знакомом месте, да к тому же на стоянке с сомнительными мерами безопасности. А всё из-за того, что цивильного аэропорта в «родном селе» никто не построил, и придется часа полтора добираться до ближайшего крупного города, чтобы сесть на самолет. И все это несмотря на нашу гордость - широко развитое авиастроение и разработку различных видов, без которых такие службы как МЧС вряд ли смогли бы так беззаботно справляться со своими трудностями. Да, сапожник без сапог, бывает такое только в России.
Вал подмигнул мужчине в форме, проезжая мимо поста ГАИ на скорости превышающей все приличия и ограничения. Видимо здесь были в курсе, кого можно останавливать, а кто на службе, опасной и трудной до помутнения рассудка.
Доехав до аэропорта без особых событий и происшествий, он оставил машину на стоянке. Немного оценив обстановку и задумавшись над сложившейся ситуацией пришлось расстаться и с оружием на время поездки. Мало ли кому и как служили его трофейные ттшки, о том, что они только вышли с конвейера - не было и речи. Далее - револьвер больше подпадающий под категорию «антиквариат», Стечкин - очередной ствол без документов. Калашников с собой тащить в самолет? Не самая лучшая идея. Можно, разумеется, пустить в ход свою самую чарующую улыбку, приложив к ней удостоверение агента ФСБ. Но не факт что весь персонал будет исключительно женского пола, ко всему прочему вдруг может оказаться, что некому будет подтвердить подлинность его документа – во-первых, секретная служба, во-вторых, слишком разогнались вампиры, убивая на своём пути мешающих им людей. Вал прислушался к своим внутренним ощущениям, слишком много тревоги и незащищенности без огневой поддержки, но ведь были и случаи, когда он обходился без них. Точно, есть идея – меч Натана, вполне может сойти за древний артефакт, ну или на худой конец как музейный экспонат, главное убедительнее это преподнести.
Неодобрительно покачав головой, он вошел в здание.
Покупка билетов всегда казалась долгим процессом. Хотя на неё и было потрачено почти пятнадцать минут, это прошло не столь скучно как предполагалось. До посадки было полтора часа, и нужно было как-то убить свободное время. Оглядевшись по сторонам, взор остановился на зелёной вывеске «Интернет кафе ИМПЫ».
За свою жизнь у Вала имелся большой стаж пребывания в сети, а с ним и круг общения. Виртуальные друзья, проблемы которых порой казались важнее своих, знакомые, что иногда появлялись в самый неожиданный момент, соратники по играм, идущие плечом к плечу через полчища монстров и даже люди с которыми велись чисто деловые отношения. Большая часть из оных проживала в Москве и Питере. За встречу с избранными личностями Валера, не торгуясь, отдал бы пол царства, даже если бы оно у него и впрямь было. А тут такая возможность выпала, почему б не попробовать?
Высокий парень выглядел не старше двадцати пяти лет, растрепанные волосы, умное и одновременно весёлое выражение лица. В кино именно так выглядят самые могучие хакеры мира сего. Надпись на его белой майке заставила Валерку улыбнуться – «WWW», а ниже расшифровка – «We Want Woman». На джинсах тоже имелась надпись, вышитая нитками в кустарных условиях и понятна была не многим – «CDC», и снова расшифровка – «Cult of the Death Cow». Если вдаваться в историю – название принадлежало одной очень старой хакерской группировке, но не будем приставать к бедному администратору, у него и так очень сложная и нервная работа.
- Здрасте! – сказал Вал, не скрывая улыбку, - Есть свободный компьютер?
- Секундочку! – парень молниеносно взял несколько аккордов на клавиатуре, глаза впились в экран, зрачки увеличились, будто под кайфом. – Через шесть минут освободится пятая и шестая тачка.
Вал положил на стол купюру с двумя нулями.
- Я примерно на час займу одну из них. Этого хватит?
- С головой! Даже сдача должна остаться, если вы, естественно, не захотите подключиться к одной из веб-камер «Дом-2». – Пошутил администратор.
- Сударь! Во времена Пушкина я за такие шутки, не задумываясь, вызвал бы Вас на дуэль. – Сухо сказал Вал, будто проводя черту для начала чего-то нового и очень неприятного, и зловеще блеснул глазами, во всяком случае, так показалось собеседнику.
- Эмм…
- Крайне неуважительно перебивать собеседника. – Едва слышным голосом продолжил Вал читать мораль, полностью вжившись в роль величайшего мудреца.
- Прошу прощения… Я, правда, не хотел оскорбить вас. – Растерялся паренек. Хотя он и держался молодцом, своим видом стал сильно походить на загнанного зверя, было у них что-то общее во взгляде. Уж Валерка это сразу почувствовал – глаза всегда выдают страх, будь ты хоть зверь, хоть терминатор.
Сидящие в зале внезапно замолкли. Даже девчонка, увлеченно барабанившая по клавишам как кролик, вдруг перестала. Воцарила полная тишина, и Вал почувствовал несколько неприятных взглядов сверлящих спину, очень хотелось обернуться и ответить пальбой, едва удержавшись, он этого не сделал. Про себя подумалось: «Да что ж ты такое делаешь?! Юльке пару часов назад не поверил, даже посчитал за оскорбление, наверное, дойдет до, тебя только после того как совершишь что-нибудь непоправимое. Ты и в правду ЗЛОЙ!!! Но это если, мягко говоря, а так, если по-честному, очень подойдет формулировка Безрассудный творец бессмысленных актов садизма и разрушения в режиме ожидания провокации».
Все тело прошиб холодный пот, как у проснувшегося от кошмарного сна, когда уже понимаешь, что это не по настоящему, а образ из грез всё еще стоит перед глазами словно живой. В такие моменты страх является одновременно и врагом и спасением, важно использовать его по назначению.
«По-моему ты заигрался Вал, пора спустится на землю. Подмечать чужие ошибки неплохо, но, беспокоясь о других, недолго потерять самого себя. Того, кем был раньше. Сейчас еще не поздно остановиться, но у всякой дороги есть отметка, перешагивая через которую рушатся мосты, и путь назад отделяет пропасть. В этом случае два варианта, первый – вниз, второй – вперед по наклонной. Исход одинаков и приведет на дно, разница лишь во времени и скорости падения. На это не обязательно обращать внимание тем, у кого нет ничего за душой, а тебе ведь есть что терять. Правда? – вмешался в раздумья внутренний голос Валерки».
- Парень! Тут скорее я виноват… Занесло не в ту степь. Хотел в ответ пошутить, а вышло очень грубо, перестарался. В общем – сожалею. – Сознался Вал. Озвучить сие заявление было не просто, и фактически приравнивалось к подвигу. Вряд ли кто-то захочет самостоятельно признать свою вину.
Администратор стал выглядеть спокойнее, и даже оставил в покое закушенную губу.
- Все нормально! Не вопрос! – сказал он так, будто знал Вала с раннего детства.
- Проехали?
- Ага. Но честно признаться, напугал ты меня до чёртиков! Я когда встретился с тобой взглядом, гляжу - ну вылитый вампир из ужастиков! Ну, думаю, хана – щас в шею как вопьется. – Весело поделился впечатлениями паренек.
- Ты правильно подумал. Ещё чуть-чуть и твои опасения были бы не напрасны. – Сказал Вал своим самым мрачным тоном, и будто вспомнив что-то очень важное, улыбнулся.
Несколько секунд в помещении царила давящая тишина, походя на сумеречное небо, готовое в любой момент вспыхнуть светом миллионов звезд, а потом оба собеседника дружно рассмеялись.
Избавившись от угрызений совести, Валера сел за только что освободившийся компьютер. Первым разочарованием было полное отсутствие намёков на звук, хотя программы для прослушивания музыки имелись в изобилии, да и выбрать было из чего – десяти гигабайтный коктейль отечественных и зарубежных исполнителей. Не зря он одумался и в последний момент наладил отношение с админом. Возможно, он поможет в решении этой проблемы.
- Если устанавливать колонки, то придется это делать на всех компьютерах сразу - получится дурдом. А наушники по каким-то там нормам гигиены не положено… Вот такие дела. – С чувством сожаления сказал паренёк. После чего, понизил голос до шепота и хитровато подмигнув, добавил. – Однако для хороших людей можно сделать исключение. – В правой руке он держал спасение меломана – наушники.
- Круто! – Согласился Вал. И тут же подумал: Нифига не круто. Под словом  «наушники» Валера понимал длинный провод и «капельки» в уши, а не предлагаемое безобразие в виде ободка. Но сказать прямо было бы слишком резко.
– Пойдем, помогу подключить.
- Дык это… Не стоит беспокойств, я умею, тоже раньше админом работал, и наушники при себе имеются, просто хотел спросить разрешения. – Вышел из сложного положения Валерка.
- НП!* (Используется как сленг для общения в сети. Сокращенно от английского «no problem» – нет проблем.) – Одобрил администратор.

Выбор музыки – классика хард-рока. Настроение – располагающее.
Вспоминается очень старая песня, в которой еще есть такие слова: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей». В наши времена она пелась бы немного иначе: «Поимей сто рублей с каждого из друзей, а потом и друзей». Слава богам, что её придумали за долго до того времени, когда люди успели прогнить морально, а сейчас дружба уже ничего не значит, она пережиток старого, ненужного, как аппендицит – вырезали и можно спокойно вздохнуть с облегчением.
Ни о чём не подозревающий Вал взялся за поиски тех, кого без сомнения мог бы назвать громким словом ДРУГ. Клик. Загрузка. В правой части экрана появился контакт-лист интернет коммуникатора* (интернет коммуникатор: здесь программа для общения в сети). Имена тех, кто сейчас находился в сети, поднялись вверх списка и ярко вспыхнули, а отсутствовавшие в данный момент, остались блеклыми, подобно одежде, что выгорела за лето под палящими солнечными лучами. Да, те, кого он надеялся найти, были сейчас в сети. Воспоминания захлестнули в полную мощь, и даже показалось, что морской ветер растрепал волосы. Вал невольно растянулся в улыбке. Есть в жизни еще что-то хорошее.
Разговоры протекали по-разному, если это можно вообще так назвать. Пара человек просто не ответили, причины не устанавливались. С большей частью списка прошло по одному сценарию:
Вал: Привет!
OldFriend: А ты кто?
Вал: Вал…
OldFriend: Напомни?
Вал: Ну, мы раньше общались, в одном клане были, друзья и всё такое…
OldFriend: Чёта не припомню. А давно знакомы?
Вал: Где-то около двух лет, может больше…
OldFriend: ааааааа!
Вал: Вспомнил?
OldFriend: Серёга, ты что ли?
Вал: Валера.
OldFriend: Не! Тогда точно не вспомню. Да ладно, это и не важно, говори быстрей, чего хотел? А то меня ждут в КС зашпилиться!
Вал: Да в принципе ничего и не хотел. Так… Просто.
OldFriend: Странный ты какой-то! Пока.

Вспомнили Валерку только два человека, первый величал очень по космически - Marseanes, второй по какой-то неведомой причине представлялся грозным прозвищем Героин. Оба жили в Питере, причём в соседних квартирах. С Валом были знакомы очень давно, и прошли втроем не мало онлайн войн. Он был всегда главным в принятии решений, судя по всему, сказывалась разница возраста в два года. Конечно «главным» это чрезмерно сказано. Нет, командиром он никогда не был, его воспринимали как старшего брата, прислушивались к советам и уважали.
Валера создал конференцию и пригласил их присоединиться. Спустя минуту они уже вспоминали минувшее, так обычно старики рассказывают о временах своей молодости с искоркой в глазах и печалью на душе, понимая, что ничего уже нельзя поделать.
Вал: Привет пацаны! Как делы? :)
Marseanes: Привет. Как оно?
Героин: Хай!!! Какие люди!!! Валерка! Братик! Где пропадал?
Вал: Дела по-разному, поэтому и пропадал, но сейчас всё ок! Очень рад вас видеть! Сами то как? Во что сейчас стреляете?
Marseanes: Щас в хроники 9е во всю играем.
Героин: Будешь с нами Вал? Мы тебе поможем, доспехи бест дадим, оружие…
Вал: С удовольствием! Но где бы мне взять диск с хрониками этими? ;-) Вы ж знаете, до нашей деревни городского типа пока дойдет, все уже в сто девятые будут резаться…:(
Героин: Не знаю. Я у Марса переписал.
Вал: Есть идея… ;) Помнится, мы давно собирались как-нибудь встретиться в реале, попить пивка, поболтать… Я тут по случаю судьбы лечу в Питер! К вечеру думаю, буду свободен. Марс, дашь хроники переписать заодно? :)
Героин: Даже не знаю. Я с девчонкой собрался уже в кино идти сегодня, а сколько дней ты пробудешь в Питере?
Вал: Сегодня, максимум до завтра. Дольше не могу, я даже не знаю еще, где остановиться. :-\
Marseanes: Я тоже не могу, завтра рано вставать, а потом весь день в институте. :-(
Героин: И у меня то же самое, ты напиши, если останешься дольше, может у меня получиться как-нибудь выделить время.
Marseanes: Ага. Или в другой раз.
Вал едва не взорвался потоком информации из ноликов и единичек по направлению к собеседникам, но сотовый телефон издал звук тревоги, напоминая, что самолет не будет ждать.
Вал: Пора. Сайонара.
Виртуальная дружба с живыми людьми оказалась не прочнее газетного листа. Разочарование. Это был лишь самообман и вера в иллюзию. Он редко ошибался, но сейчас был именно такой случай. На злость не осталось ни сил, ни желания. Валера с отсутствующим взглядом направился на выход с присутствием ощущения, что его выжали как спелый лимон. Все на пути к самолету казалось настолько серым, что руки невольно дёрнулись в попытке протереть глаза. Выслушав информацию о продолжении полета, он выставил будильник, перекусил без аппетита, и удобнее устроившись в кресле, погрузился в дрёму.
Вот и славный Петроград. Когда-то поездка сюда показалась бы настоящим счастьем, подарком удачи. В списке городов, что нужно обязательно посетить на своем веку, во что бы то ни стало, «второй столице» было присвоено третье место, не зря же ей присвоили такой статус, да и знакомые отзывались положительно. На первом – Прага манящая своими архитектурными памятниками. Второе – Москва, место где он частенько бывал с родителями в детстве, это был отрезок с трех до семи лет, с тех пор большая часть воспоминаний выцвела и была забыта. Потом приехала тётка, коренная жительница, и сказала, что Лужков взяв бразды правления, переделал город просто до неузнаваемости, в лучшую или худшую сторону – понять сложно, слишком спорно высказывались по этому поводу. Именно любопытство сравнить «до и после» тянуло его нанести визит в сей чудовищный мир, что так запросто отделился от остальной


Вы здесь » FATHER » Даешь стране патрон! » Отец Marouder